Джиппинг, нарушители и помощь волонтеров: интервью с директором «Заповедного Крыма» Андреем Бородиным
Джиппинг, нарушители и помощь волонтеров: интервью с директором «Заповедного Крыма» Андреем Бородиным
10 июля 2021 - 10:13 Фото: Михаил Гладчук
Джиппинг, нарушители и помощь волонтеров: интервью с директором «Заповедного Крыма» Андреем Бородиным 10 июля 2021 - 10:13
Анастасия Березовская

 

Как вернуть крымским заповедникам незаконно отрезанные земли, часто ли бывают преднамеренные поджоги и насколько пострадал Ялтинский заповедник от прошедших ливней? Об этом и не только в интервью «Крымской газете» рассказал директор ФГБУ «Заповедный Крым» Андрей Бородин.

ЦИФРА

40 тысяч посетителей побывали на территориях «Заповедного Крыма» в этом году.

НЕФТЕКАЧКИ И КЛАДБИЩЕ

– Андрей Васильевич, почему не все особо охраняемые природные территории (ООПТ) Крыма вошли в ФГБУ «Заповедный Крым»?

– Когда в Крыму происходило разделение особо охраняемых территорий, я ещё работал на Камчатке и не предполагал, что попаду сюда. Федеральные ООПТ были сформированы в 2018 году. И только в конце 2019 года появилось ФГБУ «Заповедный Крым». Процесс был очень непростым. Республика Крым в лице Министерства экологии и природных ресурсов РК выдвигала ряд требований. По сути, мы получили самые проблемные территории: заповедники Ялтинский, Казантипский, Опукский и «Лебяжьи острова». Да, на наш взгляд, ещё ряд региональных ООПТ заслуживают того, чтобы попасть в плеяду «Заповедного Крыма». Например, территории, прилегающие к Казантипскому заповеднику.

– Посреди Казантипского заповедника добывают нефть. Сейчас территория, на которой происходит добыча, к заповеднику не относится. Изменится ли это в будущем?

– Для нас это было большим удивлением. Такого в российских заповедниках и национальных парках нигде не встретишь. История с нефтедобычей на Казантипе старая. На мысе были сельхозпаи и шла добыча нефти задолго до образования заповедника. Там и часть кладбища попадает на территорию ООПТ. Сейчас, когда начались работы по землеустройству и определению границ ООПТ, мы с этим фактом столкнулись.

Первый шаг к разрешению ситуации – землеустройство, постановка границ заповедника на кадастровый учёт, регистрация границ во всех электронных системах и получение документов об их установлении. А дальше будем думать. На сегодня из всех наших ООПТ только у Ялтинского заповедника существуют границы, которые более-менее оформлены. Все остальные пока никак не зарегистрированы.

ОТ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА ДО КАНАЛИЗАЦИИ

– Какова судьба незаконно отрезанных от территории заповедников земель?

– Несомненно, самый проблемный заповедник Крыма – это Ялтинский. На момент формирования ФГБУ «Заповедный Крым» его границы уже стояли на кадастре. То есть работу по установлению фактических границ проводили не мы. После изучения вопроса выяснилось, что границы заповедника значительно «похудели», его площадь уменьшилась.

Мы провели инвентаризацию всех участков. Сегодня 78 судебных дел рассматриваются в судах разной инстанции. Некоторые мы уже выиграли, но это долгий процесс. В любом случае мы намерены отрезанные от заповедника участки вернуть. Эти территории не очень большие, в общей сумме даже не доходят до гектара. А вот размер незаконно вырезанных участков, которые есть в середине заповедника, – больше двух гектаров. Эта земля тоже будет включена в состав заповедника, потому что была выделена незаконно.

В других заповедниках ситуация гораздо лучше, чем в Ялтинском. Они достаточно отдалены от населённых пунктов и не настолько привлекательны для незаконных застройщиков. Сейчас, проводя землеустроительные работы, мы поймём, как идут границы, кто наши соседи и как пройдут согласования. Вот тогда будет понятно, есть ли проблемы. На сегодня границы стоят декларативно, проблем никаких нет. Но когда мы их начнём ставить на кадастровый учёт, не исключаю пересечений, нахлёстов участков и прочее.

– Хотели ли бы вы изменить статус вверенных вам территорий?

– На мой взгляд, Ялтинский заповедник нужно перевести в национальный парк. Он активно использовался с 1973 года – всё время своего существования. Основные части лесных массивов – это искусственно высаженные породы плюс непосредственная близость к курортному городу. Будь Ялтинский заповедник национальным парком, его охранный статус понизился бы и стало бы больше возможностей, в том числе по регулированию массового туризма.

Сейчас вся хозяйственно-бытовая инфраструктура, то, чем живёт всё побережье Большой Ялты, питается через Ялтинский заповедник (через него со стороны Симферополя идут высоковольтные линии электропередачи, газовые трубы, водопроводные сети, канализация). Такое огромное количество линейных объектов требует обслуживания и ремонта, которые должны осуществляться по закону. И как это стыкуется с заповедником, где –тоже по закону – нельзя нарушать даже земной покров? В России есть прецеденты, когда линейные объекты идут через заповедник. Но там они представляют одну ветку, которая проходит через массив. Здесь же их огромное количество и огромное количество ведомств, которым они принадлежат. Что-то вообще никому не принадлежит…

ФОТОДОКАЗАТЕЛЬСТВА

– Джипы и мотоциклы для Ялтинского заповедника тоже большая проблема. Как удаётся избегать их незаконного перемещения по заповедной территории?

– Это ситуация, которую нам ставят в укор. До появления «Заповедного Крыма» весь Ялтинский заповедник был изъезжен джипами, мотоциклами и прочей техникой. Первое время на меня кто только ни выходил – просили оставить в покое группы мотоциклистов, праздно разъезжающих по заповеднику куда им захочется. Мы решили это вопрос закрыть. У нас существует один маршрут для джиппинга. А мотоциклов здесь не будет вообще. Территорий для мотоциклистов в Крыму, на мой взгляд, более чем достаточно. Для джиппинга одна тропа с определённой наукой рекреационной нагрузкой, которая идёт по самой «убитой» дороге. Она используется в том числе нами. Решили эту тропу оставить как альтернативу, чтобы снять социальное напряжение. Сейчас заключено два официальных договора на услуги джиппинга. В заповедник могут проехать не более пяти внедорожников в день. Кстати, как только мы заявили, что не будем заниматься джиппингом, на территории заповедника за одну ночь неизвестные уничтожили 20 шлагбаумов. Вот такой протест.

– Можно ли наказать посетителя заповедника за брошенный мусор? Были такие прецеденты?

– Только из Ялтинского заповедника мы вывозим каждую неделю тонны мусора. Я документально могу доказать, что делают это преимущественно именно местные жители. Есть снимки с фотоловушек. А количество стихийных свалок на границах населённых пунктов и ООПТ? Их десятки! Мы вывозим мусор по два-три дня КамАЗами.

Общее число административных протоколов за прошлый год – 574. Большая часть из них – это, конечно, незаконное нахождение на территории ООПТ, но есть административки и за мусор. За этот год (на 6 июля) составлено 446 административных протоколов. Количество нарушений, выявленных нами, будет увеличиваться. Это нормальная тенденция, которая свидетельствует о правильной работе службы охраны. Вообще, с учётом количества посетителей эти цифры должны быть в десятки раз больше.

– Как ловите нарушителей в заповедниках?

– Штат у нас небольшой, но есть правильная организация охраны. Мы в тройке по всем ООПТ России по количеству выявленных нарушений. Стараемся использовать технические средства и наращиваем базу фотоловушек. Камеры видеофиксации тоже будем устанавливать на территории ООПТ. Мониторим территории с дронов. Их у нас несколько, и мы ими активно пользуемся. Кроме того, советская система шлагбаумов тоже остаётся достаточно надёжной.

В красоту – по пропуску: чем удивят экскурсионные тропы заповедников и что нужно знать перед посещением

ВОССТАНАВЛИВАТЬ ПОСЛЕ ЧС

– Как организована пожарная безопасность? Часто ли бывают преднамеренные поджоги?

– Это одна из ключевых проблем, особенно на территории Ялтинского заповедника в силу его географической расположенности и климатических условий. 98% пожаров возникает по вине человека. Это где-то выброшенный окурок (даже не у нас на территории), костры, разведённые в неположенных местах и
т. д. За прошлый год было 28 лесных пожаров на площади почти в 11 гектаров. В этом году пожаров было всего три на площади в две сотки. Стоит отметить хорошую работу нашего пожарного подразделения.

Что касается поджигателей, то ещё в прошлом году нас предупредили, что есть такие даты, когда по какой-то непонятной причине количество возгораний увеличивается. Есть подозрение, что эти пожары искусственные. В прошлом году вовремя обнаружили несколько закладок, поэтому до пожаров не дошло.

– Можете оценить, во сколько обойдётся восстановление Ялтинского заповедника после недавнего паводка?

– От паводка заповедник пострадал сильно. По самым скромным подсчётам, нужно около 7,5 млн рублей на его восстановление. Это не считая затрат, которые мы можем покрыть своими силами и средствами. Паводком уничтожено 170 км пожарных дорог. Сейчас главная задача – их восстановление. Сильно пострадали туристические тропы. Боткинскую и Штангеевскую мы уже открыли, потому что провели там первоначальную расчистку. Волонтёры очень хорошо помогли и помогают. Это люди, которые огромное количество сил и средств вкладывают, помогая нам, за что я им безмерно благодарен.

На восстановление Ялты необходимо около 7 млрд рублей >>

– Интересно узнать о работе научного отдела в заповеднике. Чем они занимаются, какие работы ведут?

– Основная задача научного отдела – это ведение летописи природы. Этот серьёзный документ отражает все научные наблюдения, проводящиеся на территориях ООПТ. Наблюдения ведутся с момента создания ООПТ и пополняются ежегодно. Изучив летопись, можно понять динамику количества, допустим, краснокнижных растений.

ЕСТЬ ПРИМЕР

– На чём зарабатывает заповедник?

– Прежде всего на предоставлении услуг. Это в том числе экскурсионные маршруты, обустроенные тропы, глэмпинговые и кемпинговые площадки, пикниковые зоны. А также продажа посадочного материала, который мы выращиваем в своих питомниках.

– У вас большой опыт работы в заповедной системе. Какие наработки планируете привнести в Крым?

– Примером для подражания крымским ООПТ может служить когда-то Красноярский заповедник, ныне национальный парк «Столбы», который существует в черте города. Вся инфраструктура, логистика, которая там придумана, может быть взята в Крыму за образец. Сочинский национальный парк точно так же расположен в границах города.

– Какими видите крымские особо охраняемые территории «Заповедного Крыма» в ближайшем будущем?

– Самыми лучшими в заповедной системе России. Нам надо и политические мотивы учитывать. На нас направлено большое внимание не только со стороны Правительства РФ и обычных россиян, но и из-за рубежа. Именно поэтому хочется, чтобы мы были первые и там, за границей, поняли, что мы делаем очень важное дело. Ведь охрана природы вне политики!

БЛИЦ-ОПРОС

– На какие недостатки вы можете закрыть глаза?

– Я требовательный руководитель, но могу простить любую ошибку, кроме преднамеренной.

– Кто для вас пример для подражания?

– Простые люди. Мне нравятся исследователи прошлого, которые покоряли новые земли, океаны. Я работал в разных регионах – от Кавказа до Дальнего Востока. Меня восхищают люди, которые работают у нас в системе. Которые по полгода живут в убогих жилищах, палатках и делают свою работу, несмотря ни на что.

– Опишите себя тремя словами.

– Справедливый, целеустремлённый, спокойный.

– Выигрывали ли вы в лотерею?

– В детстве покупал лотерейные билеты, самый большой выигрыш – около 50 копеек.

– Для кого хотели бы попросить счастья?

– Мне хочется, чтобы все были счастливы.

– Где вы любите отдыхать?

– На работе. Среди многих директоров ООПТ существует такая практика – мы выбираем один месяц в году, который должны проводить на территории своего ООПТ. Это вроде инспекции.

– Любимое место в Крыму или в мире?

– Я человека мира – где нахожусь, там моё любимое место.

– Как вы представляете себе идеальный день?

– Когда всё получается и реализуются планы.

– Если бы вы могли есть только одно блюдо всю вашу жизнь, что бы это было?

– Мясо.

«Крым — уникальное место»: фотоинтервью с тревел-блогером >>