Древности Верхоречья
Древности Верхоречья
21 сентября 2020 - 14:51
Древности Верхоречья 21 сентября 2020 - 14:51

 

Впечатляет своим местоположением и загадочностью самый древний памятник Бия-Салы (таково историческое название села Верхоречья Бахчисарайского района) – так называемое готское кладбище.
Фото автора

На возвышенности, с которой открываются прекрасные виды – белоснежные стены Качи-Кальона, треугольный утёс Сююрю-Кая, расположены несколько десятков массивных надгробий. Они ориентированы по линии восток – запад, однако никаких знаков принадлежности к христианству на этих глыбах известняка нет. Наиболее древние надгробия, IX-X века, – это хорошо отёсанные прямоугольные блоки. На некоторых поверхностях – схематические изображения, в которых исследователи видят орудия крестьянского труда. Интересна плита с тщательно вырезанными шестиугольными звёздами, заключёнными в круг. Глядя на памятники, которые историки датируют XIV-XV столетием, начинаешь понимать значение слова «домовина». Эти саркофаги действительно похожи на дом, имеющий двускатную крышу и две башенки на концах. В одной из них вырезана маленькая ниша, имитирующая вход. В день поминовения усопших в эту нишу ставили свечу, и кладбище озарялось огнями. Очень трогательно сдвоенное надгробие. Очевидно, под ним покоятся муж и жена. Хочется верить, что жили они долго и счастливо и умерли в один день…

Тайна надгробий, не имеющих символов известных религий, породила традицию называть это древнее кладбище готским. Памятники с загадочными изображениями надёжно хранят свои тайны. Но это место не вызывает скорбных чувств, а рождает в душе состояние какого-то умиротворения, уважения к людям, добрая память о которых пережила века и сохранилась в виде неразграбленных могил.

 

ЗАВЕЩАНИЕ ДОМБРОВСКОГО

Знакомство с древностями Верхоречья приносит чувство личной причастности к тому, что сегодня творится на земле, вверенной тебе далёкими предками. Тем более когда имена некоторых из них известны. Они сохранились в истории другого выдающегося памятника Бия-Салы – церкви Иоанна Предтечи.

Это была небольшая церковь при сельском кладбище. Прямо-угольный, с полукруглой алтарной частью храм напоминал корабль – ковчег, где могли найти приют люди, измотанные бурями житейских страстей. Эти бури не пощадили и само здание: от церкви осталась только одна стена. Но даже она способна рассказать многое…

В исторической литературе хорошо известна утраченная надпись над входом: «Воздвигнут от основания и расписан святой и чтимый храм честнейшего и славнейшего пророка, предтечи и крестителя Иоанна, рукою моей, смиренного Константия, архиерея и предстоятеля Готии, старанием, помощью и иждивением господина Бината, сына Темирке, в память его и родителей его, лета 7090, в месяце ноябре». Современное летосчисление датирует надпись 1582 годом.

На известняковом блоке, что хранится около абсиды, можно прочитать ещё одну надпись, исполненную старинным шрифтом: «Сооружён своими трудами Биясольским поселянином Карпом Яковлевым сыном Савельевым и женою его Еленою 1849 года марта 1 дня».

Фото автора

Люди, чьими стараниями и трудами была укреплена древняя церковь, как могли сохраняли и замечательную стенную роспись в алтаре. Однако судьба храма, простоявшего 600 лет, в XX веке оказалась печальной. В 1944 году, отступая, фашистские варвары подожгли здание. Фреска XIV века пострадала, но сохранилась. Выдающийся крымский археолог и искусствовед Олег Домбровский видел фигуры Иисуса Христа и ходатаев за род людской – Иоанна Крестителя и Богородицы.

Художник от Бога, Домбровский не скрывает своего восхищения от произведения искусства:

«Непринуждённость художественной техники, артистичность исполнения, а особенно тоновые контрасты, общий багряно-золотистый, как бы осенний, колорит верхореченской фреске, в принципе, те же, что в «Страшном суде» Кирилловской церкви в Киеве или в новгородских фресках Спаса на Ильине – виртуозной живописи неповторимого Феофана Грека».

Но самое страшное произошло уже в мирное время. «Стены храма, хоть и лишённые кровли, довольно долго защищали эту фреску, замечательную во многих отношениях, пока кто-то не вздумал снести их ради ничтожной и эфемерной выгоды – камня. Открытая всем ветрам и дождям, фреска сдала: стала отслаиваться, отваливаться кусками штукатурка. Наконец после долгих, не к чести нашей, сборов и торгов, кто и что обязан делать, остатки росписи удалось перенести в музей.

Без фрески церковь Бия-Салы многое теряет. Будет ли в опустелой ныне алтарной абсиде помещено хотя бы графическое изображение унесённой из неё фрески? Это сделать необходимо. Всего лучше было бы нанести новую штукатурку и восстановить – скопировать полную композицию росписи», – пишет Олег Домбровский.

Эти слова Олега Ивановича звучат как его завещание. Думаю, что нынешнее руководство села имеет все основания вернуться к обозначенной Домбровским проблеме и восстановить справедливость по отношению к древней святыне.

 

ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Древности в Верхоречье встречаются буквально на каждом шагу и тесно переплетены с днём сегодняшним. Например, одно из частных подворий осенияет громадный грецкий орех. При высоте в 20 метров его ствол достигает почти шести метров в обхвате. Специалисты утверждают, что этому дереву не менее 500 лет.

На соседнем огороде можно увидеть оголовок колодца, выточенный из цельной известняковой глыбы. Такие средневековые артефакты здесь не в диковинку. Колодцы, которые были вырыты несколько столетий назад, продолжают радовать нынешних хозяев водой.

Весьма поучительным может стать посещение самодеятельного музея, оборудованного в помещении Верхореченской школы. Неравнодушные к истории родного края люди собрали интересную экспозицию предметов, ярко характеризующих жизнь села в различные периоды его истории. О безмятежных мирных временах напоминают расшитые рушники и самодельные коврики, которые соседствуют с покрывалом в стиле ришелье и покупным гобеленом в духе восточных сказок. А вот память о трагических событиях Великой Отечественной. Такие кожаные постолы носили в партизанском отряде. А в этой медной ступке женщина толкла зерна пшеницы, которой спасала от голодной смерти своих
детей.

 

Константин БЕЛОЗЁРОВ.