Профессия — чтец: О поэзии, зрителях и заучивании текста
Профессия — чтец: О поэзии, зрителях и заучивании текста
20 ноября 2016 - 16:01
Профессия — чтец: О поэзии, зрителях и заучивании текста 20 ноября 2016 - 16:01
Ольга Балабас

 

Поможет ли заучивание текстов отточить память? Какие произведения легки для запоминания? И какой зритель самый сложный? Обо всём этом «Крымской газете» рассказала профессиональный чтец, заслуженная артистка Украины Татьяна Маркина.
Татьяна Маркина: «Самые благодарные слушатели – дети». Фото: Владимир ПРОШКИН

И чтец, и жнец…

Сегодня в Крыму только один человек может похвастаться тем, что целиком и полностью посвятил себя непростой профессии артиста, выступающего в жанре художественного чтения, или попросту чтеца. Речь идёт о Татьяне Маркиной, которая вот уже четвёртый десяток лет работает в Крымской государственной филармонии. Конечно, за эти годы случалось всякое. В непростые 1990-е Татьяна подрабатывала экскурсоводом. Но расстаться со своей основной работой так и не смогла. Впрочем, профессия гида близка к делу чтеца, ведь в обоих случаях главная задача – заинтересовать, увлечь и зацепить… И с ней наша новая знакомая справляется на отлично! Доказательство – успешные выступления на сценах Крыма, Севастополя, Саратова и Санкт-Петербурга. Татьяна знает, как привлечь и удержать внимание любой аудитории. Но самые сложные зрители – это, конечно же, подростки.

– У меня много детских и юношеских программ. Малышам всё интересно, они слушают, открыв рты. Ребята постарше сидят тихо из вежливости. А вот привлечь учащихся 6-9 классов – задача не из лёгких. Но если на мои программы приходят классы, я всегда прошу учителей не вмешиваться в процесс и не делать замечания ребятам. В начале некоторые сидят с отсутствующим видом, с наушниками в ушах. Постепенно из любопытства кто-то вынимает наушник, следом второй – и начинается цепная реакция. Уже через 15-20 минут после начала всё внимание приковано к выступлению,  – говорит наша собеседница.

Родом из детства

Татьяна отмечает: её любовь к поэзии проявилась в раннем детстве. Тогда маленькая Танечка увлечённо читала детские стихи, медленно водя пальчиком по книжным строчкам. Её первым учителем и наставником, конечно же, была мама. Заметив в дочери неуёмную тягу к художественному слову, она отдала девочку в театральную студию «Факел». Своего руководителя Неллу Владимировну Барскову Татьяна Маркина до сих пор вспоминает с благодарностью. Ведь профессионализм, терпеливость и талант этой женщины во многом предопределили всю дальнейшую судьбу нашей новой знакомой.

Сегодня в Крыму только один человек может похвастаться тем, что целиком посвятил себя непростой профессии артиста, выступающего в жанре художественного чтения, или попросту – чтеца

Сегодня за плечами Татьяны около 30 сольных программ. Продолжительность каждой – порядка часа. Это сотни страниц самых разных текстов, бережно хранящихся в потайных уголках памяти.

– Одни тексты я знаю, что называется, назубок. Другие надо немного освежить в памяти. Но гипотетически при необходимости я могла бы безостановочно декламировать около 30 часов – то есть начать сегодня и закончить послезавтра, – говори Татьяна.

Тем не менее человеческая память не безгранична. И наша собеседница признаётся: несмотря на то, что она помнит огромные отрывки из произведений классиков, в быту довольно забывчива. Да и вообще к расхожему мнению о том, что заучивание наизусть тренирует память, Татьяна относится скептически.

– В школе ученикам часто приходится учить стихи. Я сомневаюсь, так ли полезно механическое зазубривание. Лучше бы больше времени уделялось разбору и анализу произведений. Ведь поэзия очень концентрирована по своей философии, красоте и глубине.

Наша новая знакомая не может точно сказать, сколько времени у неё занимает заучивание одной страницы текста. Здесь многое зависит от автора.

– Если у писателя принцип построения фразы близок к моему, текст запоминается легко, и наоборот. Здесь всё индивидуально. Мне, например, легко даётся Бунин. Стихи Пушкина и Есенина, наверно, учить несложно всем. А вот язык Толстого сложен для запоминания.

Старая сказка на новый лад

Несмотря на то что в творческой копилке Татьяны десятки выступлений, она прекрасно помнит, с чего всё начиналось. Её самая первая сольная программа называлась «Легенды Крыма». И сегодня, десятки лет спустя она обрела новую жизнь: 27 ноября на сцене Симферопольского музыкального училища Татьяна вновь исполнит легендарную программу. На сей раз в новой редакции: в основном будет звучать музыка в исполнении симфонического оркестра Крымской филармонии.

– У каждой программы своя судьба. Например, моноспектакль «Легенды Крыма» в своё время ставился как бы между прочим. Но он стал «долгожителем». Программа много раз трансформировалась и дополнялась. Я исполняла её и сольно, и в дуэте… Теперь вот с оркестром, – говорит Татьяна. Она не боится конкуренции и радеет за любимое дело:

– Очень хотелось бы пожелать, чтобы чтецов, выступающих в жанре художественного слова, на профессиональной концертной сцене стало бы в Крыму много, как это было ещё лет 20 назад!

Это интересно
  • С наступлением промышленной революции на фабриках и заводах появилась такая, казалось бы, странная профессия, как чтец. Так как работа в большинстве случаев была монотонной, многие засыпали на местах. Чтобы этого не происходило, людей развлекал чтец. Он громко читал книги или новости из газет. Со временем чтецов заменило радио.
  • А вот на острове Свободы чтецы существуют до сих пор. В прошлом году жители Кубы официально отпраздновали 150-летие профессии «чтец на табачной фабрике», возникшей, как здесь считают, 21 декабря 1865 года. В связи с круглой датой кубинское правительство даже обратилось в ЮНЕСКО с предложением внести эту профессию в список всемирного нематериального культурного наследия. В настоящее время на Кубе профессиональными чтецами на табачных фабриках трудятся более 300 человек – все они являются государственными служащими.
  • В XVII веке Никола Гроллье де Сервьера придумал машину для ускорения чтения книг: подобие мельничного колеса с подставками для книг вместо лопастей, на которых одновременно помещалось несколько книг, раскрытых на требуемых страницах.