Дмитрий Полонский: Российская модель работы со СМИ – самая демократичная
Дмитрий Полонский: Российская модель работы со СМИ – самая демократичная
29 января 2016 - 12:02
Дмитрий Полонский: Российская модель работы со СМИ – самая демократичная 29 января 2016 - 12:02
Луиза Михайлова
Вице-премьер – министр внутренней политики, информации и связи Крыма о региональных мобильных операторах, открытости власти и значении пропаганды 
О программе информатизации Крыма, реализации федеральной целевой программы, новых проектах 2016 года и многом другом Дмитрий Полонский рассказал в интервью телеканалу 
«Первый Крымский».

– Дмитрий Анатольевич, крымчан волнует главный вопрос: когда в Крыму будет отлично работать связь?

– Я думаю, это случится ровно тогда, когда в Крыму связь будет конкурентным рынком. Все помнят, как в один прекрасный момент украинские мобильные операторы покинули полуостров, причём сделали это некрасиво, бросив клиентов, заплативших аванс за услуги связи. К ним эти деньги, конечно, не вернулись, и мы понимаем, что никогда не вернутся, это контрактные абоненты. Таким образом, рынок связи, по большому счёту, рухнул. И выбора-то большого не было. С первых дней Крымской весны стало ясно, что наши бывшие соотечественники помогать нам не будут, а станут только вставлять палки в колёса. Так что мы решали главную задачу: чтобы связь была в принципе. И вы не поверите, сколько понадобилось сил Правительству РФ и крымским властям, чтобы заставить какого-то оператора зайти в Крым. Почему наш регион не привлекает операторов связи – это по-прежнему большой вопрос.

– Думаете, боятся санкций?

– К сожалению, российский рынок связи – это рынок, где соревнуются частные компании, поэтому прямое государственное влияние на них оказать невозможно. То есть когда мы нашли оператора, который согласился работать в Крыму, для нас это было спасением. Российские компании мобильной связи всё же опасаются санкций. 2 млн возможных абонентов в Крыму или 100 млн на материке, которые будут общаться с заграницей, – тут есть над чем задуматься. Это разные деньги, разные доходы. В связи с этим мы начали строить связи своего оператора на базе «Крымтелеком». С 1 февраля, помимо услуг фиксированной связи и интернет-услуг, компания начнёт предоставлять услуги мобильной связи.

– Как удалось крымской отрасли мобильной связи пережить ЧС? Это был экзамен для всех министерств.

– Отрасль мобильной связи зависит от электроснабжения. В дни максимальных отключений только на 5-15% удовлетворялись потребности в электроснабжении, однако нам удалось поддерживать связь не ниже 75% уровня качества. В регионах действительно были самые большие сложности, но мы находили возможности приезжать и подзаряжать базовые станции. Я хочу сказать, что отрасль связи, являясь одной из самых энергозависимых, лучше всего выстояла в ЧС. Все узловые станции, коммутаторы мы снабдили генераторными установками.

– Откуда же появились генераторы?

– Большую часть компании связи закупили сами, остальные нам были предоставлены государством. Вы же помните, что графики отключений по всему Крыму не соблюдались. И мы даже подсказывали энергетикам, в каких районах нет света, поскольку наша связная инфраструктура вся автоматизирована, мы видим, какая база работает, а какая нет. Поэтому выездная бригада постоянно курсировала по полуострову, чтобы зарядить инфраструктуру.

– Как часто вы читаете западную прессу? Многие страны считают Россию государством тоталитарным, активно использующим пропаганду в СМИ.

– Я никогда не считал, что есть что-то плохое в слове «пропаганда», оно не коробит и не смущает меня. Пропаганда в хорошем смысле этого слова – это патриотизм, здоровый образ жизни и крымские ценности. Если кого-то это смущает – это проблема этих людей. Надо понимать, в каких условиях мы живём. Я внимательно изучаю зарубежный опыт, читаю прессу. Хочу сказать, что российская модель работы со СМИ является самой демократичной. Вы только посмотрите на количество зарегистрированных крымских СМИ, в том числе и национальных. Разве они испытывают какое-то давление, проблемы с доступом к информации?

– То есть подаваемая в СМИ информация взвешенна и объективна, а не адаптирована, урезана, как считают западные СМИ?

– Как можно адаптировать идущее в прямом эфире заседание правительства? Этого никогда не было, но ввели такую практику. Мы не стесняемся и в прямом эфире показываем, как принимаются важные для Крыма решения: как проходит Совет министров, как проходят заседания Государственного Совета. Мы проводим огромное количество мероприятий, где невозможно что-то скрыть, обрезать. Телефонные линии, интернет-приёмные, возможности письменного обращения – всё открыто для СМИ. Многие мои коллеги из субъектов РФ удивляются: вы что, правительство показываете в прямом эфире, зачем? Это политика тотальной открытости. Глава республики и ругает, и хвалит, и назначает, и снимает в прямом эфире. Это беспрецедентная открытость.

– Действительно, получить комментарии у главы республики, вице-премьеров и министров вполне реально. Но возникает другая история, когда нужно получить комментарий у органов местной власти – их не допросишься.

– Я с вами полностью согласен, видя эту проблему взаимоотношений с муниципальными образованиями. Если мы наверху показываем политику открытости, то муниципалы закрыты. Однако в директивном режиме общаться с органами местного само­управления не получится. Ни один глава администрации мне не подчиняется. Но если какой-то чиновник всё же отказывается от комментариев, а журналист просит вмешаться, мне приходится лично проводить разъяснительную работу. Так что ситуация стала меняться.

– У вас хорошие рейтинги, в том числе благодаря проведению крупных культурных мероприятий. «Экстрим Крым» призван популяризировать спорт, однако его организацию считают вашим личным пиаром. Тоже злые языки?

– Я приглашаю эти так называемые злые языки приехать в село Оленевка (где проходит фестиваль. – Авт.) не летом, когда море, солнце и пляж, а сейчас, в мороз –25, когда дуют страшные ветры. Они бы поняли, что это за регион. За счёт этого фестиваля живёт само село: там оживают торговля, туристические услуги, налаживаются транспортные потоки. Благодаря «Экстрим Крым» мы привлекли инвесторов из Тюмени для постройки масштабных рекреационных объектов. Туда заходят инвесторы из Чеченской Республики, чтобы возродить сельское хозяйство. Моя работа пошла во благо этому региону.

– Была неприятная история с мошенническими схемами: продавали очереди в МФЦ. Решена ли проблема?

– Когда что-то можно получить только в одном месте, появляются мошеннические схемы. До этого подобная ситуация была и в Госкомрегистре. Но сейчас мы очень плотно работаем с правоохранительными органами. Там будут и уголовные дела, и обвинения. Ситуация под контролем.

– Вы до недавнего времени курировали ещё и транспорт.

– В правительстве идут изменения. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Мы наконец разделили эти обязанности так, как это должно быть. Инфраструктурным блоком будет заниматься Олег Казурин, Виталий Нахлупин – экономическим, а мой блок, по сути, политический. Нам удалось наладить работу Керченской переправы. Для Крыма это был вопрос жизни и смерти, ведь нужно ввозить продукты, стройматериалы, переправлять людей. Отмечу, что сейчас переправа работает стабильно, как часы.

– Как правило, эти победы приписывают федеральному центру.

– Ни в проекте переправы, ни в проекте аэропорта нет ни копейки федеральных средств, всё это делалось за счёт Крыма. И всё благодаря сверхпробивной способности, которой обладает глава республики.

– Вот мы подошли к разговору о деньгах. Долго нам ждать ФЦП?

– Я всё-таки оптимист, поэтому хочу верить, что система, к которой мы сейчас приходим, будет работать. Глава республики говорил: «Коллеги, давайте определимся, кто будет контролировать средства ФЦП, если это правительство, дайте нам все полномочия, но и ответственность будет на нас. Если нам такого высокого доверия не оказывают, пускай ФЦП управляет федеральный центр. И решение этого вопроса не в наших руках.» 

– Какие задачи вы ставите в этом году?

– Все планы минувшего года нам удалось реализовать. Наш большой проект, которым я лично горжусь, – это телерадиокомпания «Крым» стала передовой благодаря современному оборудованию, молодой команде. О перспективах: в 2016 году у нас запланировано открытие сети МФЦ (многофункциональных центров. – Авт.). Я бы хотел, чтобы в Крым зашли федеральные мобильные операторы связи, чтобы была здоровая конкуренция. Безусловно, всё, что касается информатизации региона, будет. Часть сервисов уже доступна. 2016‑й станет годом активного развития нашего IT-кластера. Мы должны реализовать проект «Север – юг – запад – восток» – оснастить системами Glonass весь подвижной состав и информатизировать весь транспорт Крыма. И таких глобальных задач у нас много. Я вижу, что Крым развивается в условиях стабильности, все ветви власти работают в едином направлении, не разделяя цели и задачи между собой. И это единство нам нужно сохранить. Наше межнациональное и межрелигиозное согласие – одна из важнейших ценностей и залог стабильного развития региона.