Дистанционка изнутри
Дистанционка изнутри
08 апреля 2021 - 12:55 Юрий ЕРШОВ, профессор кафедры журналистики филиала МГУ в г. Севастополе
Дистанционка изнутри 08 апреля 2021 - 12:55
Андрей Пельт

 

Хотя дистанционное обучение – это не открытие прошлого года, только в 2020-м, когда всем вузам пришлось в экстренном порядке на длительный период перейти на удалёнку, выяснилось, что у этого формата есть свои недостатки.

Один из таких минусов – зависимость от качества Интернета. Когда к полудню все садятся на свои каналы видеосвязи, система даёт сбои. Если аттестационная комиссия принимает, к примеру, госэкзамен, а у студента зависает замороженный кадр минут на пять, испытание для него начинается снова, ему предлагают взять другой билет.

Мы, преподаватели старшего поколения, всегда думали, что студенты лучше нас освоились с гаджетами. Но удалёнка показала, что они не одинаково владеют информационными технологиями. И не у всех, оказывается, есть ноутбук с веб-камерой и хорошим вайфаем. Не все смартфоны удобны для письменного ответа на вопросы. Преподавателям дистанционка неприятна тем, что ты не видишь студентов. Они отключают видео и микрофон, чтобы не перегружать канал связи и потому что не хотят, чтобы их видели в домашней обстановке. Когда вместо человека на экране ты лицезреешь иконку с фотографией или, того хуже, чёрный квадратик и никакого эмоционального отклика, это демотивирует. Это как обращение в пустоту. Глупо же то и дело спрашивать: «Вы меня слышите? Напишите в чате».

С массовым переходом на дистанционное обучение выявились и некоторые плюсы удалёнки. Хотя, точнее будет сказать, преимущества. Преподавателю, как и его студентам, не надо тратить время на поездку до кампуса или переходить из одного корпуса в другой. Высвободилось время для занятий наукой. Студенты за несколько месяцев дистанционного обучения тоже привыкли к новой реальности. Многие из них живут в семьях, оказавшихся в тяжёлой финансовой ситуации из-за экономического кризиса, привёдшего к сокращению рабочих мест и закрытию компаний в ситуации долгосрочного локдауна. То, что было по карману родителям раньше, теперь стало недоступным. А если нужно платить ещё и за аренду жилья в другом городе, за само обучение в вузе, то пусть лучше чадо сидит дома на дистанционке, думают родители.

Некоторые студенты за это время устроились на временную работу, чтобы как-то помочь родителям выжить в кризисной ситуации. Мне приходилось общаться со студентом, который работал таксистом и слушал одним ухом лекцию во время выполнения заказа. Понятно, что в таких условиях сообщение о возвращении к очному обучению воспринимается двояко. Мы с преподавателями на кафедре, обсуждая эту ситуацию, даже сравнили её со стокгольмским синдромом, когда у жертвы формируется привычка быть заложником. Мы все попали в зависимость от дистанционного обучения, и нам тяжело возвращаться к нормальному состоянию. Но вернуться необходимо, хотя элементы дистанционного образования – мы все понимаем это – останутся с вузами надолго, если не навсегда.