Директор Центра оперативного реагирования при Совмине РК о «диванных войсках», болевых точках и… пропавших курах
Директор Центра оперативного реагирования при Совмине РК о «диванных войсках», болевых точках и… пропавших курах
17 апреля 2020 - 13:30
Директор Центра оперативного реагирования при Совмине РК о «диванных войсках», болевых точках и… пропавших курах 17 апреля 2020 - 13:30
Чем занимается Центр оперативного реагирования при Совете министров РК? С какими вопросам туда обращаются крымчане? Что такое ситуационный центр? Об этом «Крымской газете» рассказала руководитель ЦОР Татьяна Зверева.
Фото: Гала Амарандо

Битва с фейками

– Чем занимается Центр оперативного реагирования?

– История нашего предприятия началась пять лет назад, когда были приняты специалисты для работы на горячей линии Совета министров РК. А затем по поручению Сергея Валерьевича Аксёнова мы заключили соглашения о совместной деятельности, информационном обмене и взаимодействии со всеми органами власти Крыма, начиная с министерств и подведомственных им структур и заканчивая органами местного самоуправления городов и районов РК. В ходе функционирования горячей линии возникали ситуации, которые требовалось решать, как говорится, «ногами», то есть выезжать и на месте разбираться в проблеме. Для такой работы был создан отдел оперативного реагирования, сотрудники которого и сейчас работают по звонкам от населения. Прибыв по обращению гражданина на место, они, если требуется, сводят заинтересованные в решении вопроса стороны, то есть осуществляют межведомственную работу. Эта, по сути, управленческая функция, сегодня стала одним из основных направлений деятельности ЦОР.

– Это уже говорит о том, что Центр оперативного реагирования – инстанция, где точно окажут помощь…

– Да, мы именно та структура, куда можно позвонить и получить на выходе результат. После того как в ЦОР появился определённый объём информации по вопросам прежде всего социальной направленности, было принято решение о создании аналитического отдела. Сначала его сотрудники вели аналитическую работу в отношении информации, которая шла преимущественно из соцсетей. Затем начали анализировать конкретную информацию, идущую от людей. Всем ведь известно, как «диванные войска» ведут свою, не побоюсь этого слова, подрывную работу с помощью фейков. Поэтому каждое сообщение в «Фейсбуке» или какой-то другой соцсети должно проверяться. Очень много ложной информации в интернет-пространстве распространяется: кто-то что-то где-то слышал, кому-то передал, и через десятые руки человек вынес это на публичную страничку в соцсети. В итоге часто на две правдивые фразы приходится две страницы, извините, высосанной из пальца информации. Поэтому наш аналитический отдел стал заниматься реальными вещами – выезжать на места и проводить соцопросы населения по интересующим вопросам, темам, точечным направлениям, которые в данный момент вызывают социальное напряжение.

– Каким направлениям, если не секрет?

– Чаще всего это болевые точки – жилищно-коммунальное хозяйство (75% звонков в ЦОР), медицина и транспорт, дороги, инфраструктура – то, что волнует каждого человека и порой вызывает очень много негатива. Всё это стало одним из основных направлений работы ЦОР. Когда в 2017 году начались выезды Совета министров Крыма в регионы, мы стали работать уже действительно как центр оперативного реагирования, который имеет хорошую аналитическую базу, специалисты которого могут сделать срез того или иного региона республики уже не просто в социальном плане, но и в социально-экономическом. Практически мы занялись подготовкой выездных приёмов Совета министров РК и выполнением поручений по их итогам.

 

Птичку жалко

– Работа серьёзная. А как это происходило и, наверное, происходит сегодня?

– Первый этап – это сбор информации, с фотофиксацией, непосредственным, а не через интернет-ресурсы опросом населения. Наши оперативники выходят на улицы, общаются с конкретными людьми, опрашивают их по той или иной анкете. И на основании полученных ответов, составляют графики, характеризующие социально-экономическое поле конкретного района или населённого пункта. Сотрудники ЦОР хорошо ориентируются в самых разных сферах жизнедеятельности Республики Крым. Возможно, именно это обстоятельство является причиной огромного количества звонков на нашу горячую линию, среди которых как очень серьёзные, так и курьёзные.

– Например?

– Однажды позвонил житель одного из сёл северного Крыма и сообщил, что у него пропали куры. Наши девочки-операторы трактовали это слово буквально – «украли» – и сообщили звонившему телефоны МВД. Но что-то в разговоре мужчины их насторожило, и спустя пару часов они прослушали запись звонка. Затем перезвонили ему, и оказалось, что он под словом «пропали» под-разумевал «подохли». Мы тут же сообщили об этом факте в сан-эпидслужбу, туда выехали ветеринары, всё проверили и на начальном этапе пресекли вспышку и распространение… птичьего гриппа. И таких примеров достаточно много. И смешных тоже. Однажды позвонили из симферопольской школы, расположенной в районе детской больницы на улице Титова: помогите спасти аиста, он гуляет по нашему двору и может замёрзнуть. Как раз в этот день был сильный мороз, выпал снег. Звонившие обращались в МЧС, но им ответили, что аистов не ловят. А птичку жалко. Наши сотрудники взяли одеяло и поехали ловить аиста. К сожалению, пока они туда добрались, птица улетела. Оказалось, она живёт на речке, которая протекает рядом со школой.

 

Я узнаю тебя по голосу…

– Есть те, кто звонит в ЦОР настолько часто, что диспетчеры уже узнают их по голосу?

– Немало людей, которые звонят часто, а раньше, когда ЦОР работал круглосуточно, они предпочитали обращаться к нам ночью. Как правило, это люди одинокие, иногда с небольшими психическими отклонениями, которым мерещатся враги, инопланетяне и прочие недоброжелатели. Часто звонят нам и те, у кого имеются явные суицидальные наклонности, но, к сожалению, такому человеку просто некуда обратиться. Да, в Крыму есть горячие линии, куда могут позвонить, к примеру, женщины, страдающие от домашнего насилия, наркоманы, но нет таких, куда бы обратился, например, здоровый среднестатистический мужчина, которого, как говорят, жизнь загнала в угол. Службы психологической помощи таким людям, к сожалению, в Крыму пока нет. В нашем штате психолог тоже не предусмотрен. Потому что ЦОР заточен на аварийные ситуации, мы служба, которая должна обеспечивать нормальную жизнедеятельность населения Крыма. Тем не менее нередко наши диспетчеры разговаривают с людьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию, по 40-50 минут. Для снятия психологического напряжения иногда надо просто человека выслушать. Поэтому сотрудники нашего ЦОР – это моя гордость. У нас нет выдающихся работников, каждый из них незаменим. Определить лучших из лучших – значит перечислить всех пофамильно.

 

От доверия до отрицания

– Центр оперативного реагирования наверняка не остаётся в стороне и от ситуации с коронавирусом? Много звонков на эту тему поступает?

– Ежедневно по вопросам, так или иначе связанным с коронавирусом, в ЦОР обращаются десятки крымчан, примерно 200-300 звонков в день. Начиная с вопросов о том, где купить маски, и заканчивая, как правильно соблюдать режим самоизоляции и т. д. Иногда 99% времени, которое уходит на общение с позвонившим в ЦОР по этой теме, уходит на разъяснение того, что можно, а что нельзя. Увы, но кто-то воспринимает нынешнюю ситуацию как заговор, чуть ли не конкретно против него, кто-то как плохую шутку, кто-то, на-оборот, впадает в панику, истерику, агрессию. Люди разные. Кто-то относится с полным доверием к действиям власти, кто-то с абсолютным отрицанием. Со всеми работаем. Сейчас пошло огромное количество звонков на тему поддержки малого бизнеса, кредитования, налоговых льгот, спрашивают, как стать на учёт в центр занятости… К нам звонят и задают вопросы, которые сегодня жизнь поставила перед каждым предпринимателем, водителем, работником ЖКХ, фактически перед каждым жителем Крыма. Поэтому с 11 апреля мы выполняем функцию региональной горячей линии, как это было в период перехода Республики Крым на цифровое телевидение. Тогда было время проверки всего – технического оборудования ЦОР, физических, моральных сил и профессионализма наших сотрудников и Министерства внутренней политики и связи РК, ответственных лиц в муниципалитетах.

 

Не маской единой

– По каким, так сказать, не коронавирусным вопросам чаще всего обращаются сегодня?

– Естественно, по жилищно-коммунальным. Начало и конец отопительного сезона – это время, когда кривая звонков резко уходит вверх. Ведь нашим людям не угодишь. Если, не дай бог, сильно похолодало или авария на теплосети про-изошла, к нам поступает до 600-700 звонков в сутки: вы хотите нас заморозить. Сейчас, когда тёплая погода – вы не выключаете батареи потому, что хотите содрать с нас деньги. Разъясняем, что решение о том, чтобы не выключать отопление, принял штаб по борьбе с коронавирусом. Потому что при неустойчивых плюсовых температурах, а ночью и минусовых, жилые дома остывают быстро, что может спровоцировать всплеск обычных ОРВИ и простуд. А значит, возникнет дополнительная нагрузка на медицинские учреждения, персонал которых и так сейчас трудится в очень сложных условиях эпидемии коронавируса.

– По большому счёту, Центр оперативного реагирования работает по принципу ситуационного центра. Во многих регионах России они уже созданы. А в Крыму будет такой?

– Мы ведем серьёзную работу в этом направлении. Накопленный опыт работы, в первую очередь аналитической, позволяет создать эту структуру. К тому же в Крыму при любых режимах повышенной готовности и чрезвычайных ситуациях уже все службы знают, что надо делать, куда идти, как организовать взаимодействие. Есть специально подготовленные люди, которые этим занимаются. Их работа не видна, но её результаты реально ощущают жители Крыма и гости региона. К примеру, сотрудники аналитического отдела ЦОР совместно со специалистами и жителями Ленинского района Крыма детально изучали проблему водообеспечения рай-она, вносили свои предложения. И сегодня вместе с местным населением рады тому, что решение проблемы, которая существовала десятилетиями, сдвинулось с места. Сейчас Ленинский район включён в ФЦП на замену водовода. При Украине люди в сёлах Ленинского района как-то приспособились жить в условиях дефицита воды, плохих дорог, отсутствия газа и не надеялись ни на что и ни на кого. Но после вхождения Крыма в Россию на побережье Азовского моря, где великолепные пляжи, приехало много жителей материковой части страны. Они скупили по дешёвке дома в удалённых поселениях Ленинского района и начали на их месте строить мини-отели. Естественно, встал вопрос о газификации, строительстве дорог, водовода, который сегодня, как говорят, держится на честном слове, массовых утечек удаётся избежать фактически за счёт известковых отложений в трубах, по которым подаётся вода. И от этих приезжих пошёл шквал звонков к нам в ЦОР. После создания ситуационного центра в Республике Крым многие проблемы, которые существуют годами, решать будет намного легче. Наглядный тому пример – работа такого центра в Москве. Но сейчас главное – победить коронавирус. И тогда, надеюсь, к нам поедут отдыхающие, уверенные в безопасности, и крымчане наконец-то смогут выезжать на отдых, любоваться красотами нашего любимого полуострова. А мы готовы будем принимать все звонки наших гостей, с удовольствием помогать решать их проблемы и отвечать даже на самые нелепые вопросы. А почему у вас вода в июне в море холодная, я ещё ни разу не искупался, а отпуск скоро закончится? Потому что зашло такое-то течение и повернуть его мы не можем. А почему у вас летом дожди пошли? Увы, у нас нет связи с Господом Богом. И таких звонков в курортный сезон поступает множество. Пусть они будут!