Динара Хафизова: Я вокально-спортивный человек
Динара Хафизова: Я вокально-спортивный человек
05 июня 2020 - 14:31
Динара Хафизова: Я вокально-спортивный человек 05 июня 2020 - 14:31
Елена Киреева

Крымская государственная филармония не устаёт восхищать яркими и талантливыми артистами, которые балуют зрителей замечательными концертами и невероятными проектами. Однако не всегда мы знаем об исполнителе достаточно. «Крымская газета» решила восполнить этот пробел и познакомить читателей с интересной певицей – Динарой Хафизовой. Эта звёздочка на крымском небосклоне зажглась совсем недавно, преодолев огромные расстояния – Уфа, Казань, Санкт-Петербург, прежде чем достигнуть нашего полуострова.

Любовь и труд

– Расскажите, пожалуйста, желание петь, выступать на сцене появилось в детстве или эта история связана со случайностями?

– Могу сказать, что в моей семье нет профессиональных музыкантов. Хорошо пел дедушка. Мама привила хороший вкус – мы слушали классическую и эстрадную музыку. В доме всегда звучала качественная музыка (смеётся). Я думаю, это очень повлияло на мой дальнейший выбор. Мама рассказывала, что когда мне было 2,5 годика и играл симфонический оркестр, я вставала и дирижировала. Проходило время, и я повторяла мелодию. Тогда мама поняла, что у меня хороший музыкальный слух. Так всё и началось. Я ходила в музыкальную школу, играла на аккордеоне. Безумно ненавидела этот инструмент. Но в жизни помогло, потому что музыкальное образование, нотная грамота – это всё очень важно для музыканта.

– А как же вокал?

– Профессионально начала заниматься с 15 лет именно вокалом. Я закончила Уфимское училище искусств, а затем Казанскую государственную консерваторию. У меня были замечательные преподаватели. Низкий им поклон. Всегда с теплотой и любовью вспоминаю их уроки.

– Часто говорят, что вокал похож на спорт. Артисты подолгу тренируются, отрабатывая один и тот же элемент, соблюдают жёсткую дисциплину. Согласны ли вы с этим утверждением?

– Мне очень приятно, когда классический вокал сравнивают со спортом. Это действительно так: хорошо тебе или плохо, многие другие проблемы – всё уходит на второй план. Неважно, что происходит – ты должен постоянно заниматься. Только при трудолюбии, выносливости, жёсткой дисциплине и, конечно, любви к своей профессии человек может достичь каких-то результатов. Я в этом плане вокально-спортивный человек. Бог даёт абсолютно всем одинаково. Но благодаря дисциплине и трудолюбию человек сам себе помогает достигать больших результатов.

– Вы стажировались в Италии? Говорите на этом языке или учите только партии?

– Нет, была двухнедельная стажировка, которая проходила в Москве. К нам приезжали коучи. Это, безусловно, был колоссальный опыт. С нами занимались итальянским языком, сценическим движением и, конечно, голосом. Не могу сказать, что в совершенстве разговариваю, но если попаду в Италию, то, безусловно, смогу объясниться.

– А артисты вникают в текст произведения?

– Обязательно. Всё что угодно можно сделать, но людей ты никогда не обманешь, когда ты не поёшь отсюда (показывает на сердце. – Ред.) и не зная о чём. Любой профессиональный музыкант должен изучить текст: знать, о чём, для чего, как и в какое время писал композитор… Кстати, 10 июня будет праздноваться юбилей Роберта Шумана, и мы все готовимся к этой дате. Каждый из нас учит его произведения. Бесспорно, это очень сложно, но когда ты понимаешь, о чём каждое слово, то тебе уже легче петь, легче запоминать.

– Не могу поинтересоваться, а на татарском языке поёте?

– Безусловно, как же без татарского! Это мой родной язык, мой любимый, моя душа. Очень много у меня в репертуаре татарских романсов. Сложно или нет, но это всегда ответственно. Потому что много старинных народных песен, которые пели испокон веков наши бабушки и дедушки. В них глубокий смысл, и хочется его донести, чтобы эти песни продолжали жить. Хочется, чтобы народ помнил о них.

 

Чем сложнее, тем лучше

– Есть артисты, которые любят ставить рекорды – больше песен, арий. Каким принципам следуете вы?

– Я считаю – пусть будет мало, но качественно и, естественно, по-своему. Нужно выйти, спеть, но это должно быть по-особому. Произведения нужно детально отработать – все нюансы, тонкости. Ты должна донести до зрителя песню, и не важно, на каком языке. Люди в последнем ряду должны понимать. Кто-то прослезился, засмеялся, вспомнил родные края, маму, папу, любимого – вот это важно. Если я хоть до одного человека смогу донести, для меня это огромное счастье.

– Есть ли музыкальное произведение, которое на вас сильно повлияло, привело к серьёзным изменениям?

– Одно из таких – «Царица ночи» Моцарта. Эта партия очень сложная и коварная. Долго тело принимало всё как надо, я работала и над нюансами, и над тонкостями. Это одна из тех арий, которые я хотела бы петь всегда. Я вообще люблю произведения крупной формы, чем сложнее и тяжелее, тем лучше. А «Царицу ночи» даже не думала, что когда-нибудь исполню. После этого могу сказать, что мне, в принципе, ничего не страшно. Но нужно много заниматься, потому что вокальная форма для всех профессиональных певцов – одно из важных состояний его души. Мы этим живём. Я этим живу.

– А сейчас есть какие-то сверхзадачи?

– Очень много. Я всегда поражаюсь, как эти великие композиторы столько красивых арий, столько произведений для нас создали! Я очень люблю барочную музыку. Мечтаю спеть Альцину из оперы «Альцина» Генделя. Очень мечтаю, потому что Гендель мне близок по духу.

– Есть мнение, что профессия артиста эгоистична. Подготовка песни, роли требует отрешения от семьи и друзей. Возникает ли у вас такое чувство?

– Да, конечно, многие мои личные вопросы отходят на второй план. Не знаю, плохо это или хорошо. Мы, музыканты, все творческие люди, все эмоциональны, чувствительны, у нас особый мир. В этом плане у меня понимающие, любящие родители и близкие.

– Актёры часто говорят, что до определённой роли нужно дорасти и главное – успеть её сыграть, чтобы не перерасти. С музыкальными произведениями, наверное, так же?

– В этом году в феврале в Севастополе проходил оперный фестиваль с симфоническим оркестром под управлением Владимира Кима, и наконец пришло то время, когда я исполнила сцену письма Татьяны из оперы «Евгений Онегин». В 25 лет я не могла это спеть, просто не была для неё готова. Русская музыка очень тяжёлая, а Пётр Ильич Чайковский особенно. Надо до определённого времени дорасти. Наконец-то с божьей помощью, как говорится, я исполнила партию Татьяны. Я счастлива, но продолжаю работать над ней.

– А свои произведения пишете?

– Я очень люблю Есенина. У меня есть пара песен на его стихи. Люблю русскую литературу, часто перечитываю стихи. Бывает, что приходит муза, я сочиняю такие лёгкие романсы для близких друзей. Но каждый человек должен быть профессионалом в своём деле. Я балериной не стану, потому что этим не занималась. Композитором – может быть, но всему надо учиться. Только вокалист, певец может понять, что такое голосовой аппарат, что такое вибрация, что такое дыхание и как им пользоваться. Вот такая наша профессия – сложная, жестокая даже, но прекрасная.

– Сегодня важно не просто хорошее исполнение, но и необычное действие. Даже оперные певцы летают, на чём-то балансируют, исполняют произведения лёжа. А к каким необычным ходам готовы вы?

– Я работала с очень известным режиссёром, который дал мне колоссальный опыт. Мы танцевали, пели, крутились и вертелись – чего только не было. Для каждого артиста работать с великими режиссёрами – это становление, большие шаги в профессиональной карьере. Я безумно всё это люблю, мне это нравится смотреть, но я всё-таки придерживаюсь классической школы. Когда мощные оперные певцы, например Джоан Сазерленд, Леонтина Прайс, просто стоят и качественно, профессионально, красиво поют. Мне это близко, потому что голос должен охватывать всё, а для этого не обязательно плясать, прыгать и поднимать кого-то. Нет, голос – это единение с Богом, единение со зрителем, с собой и всей вселенной.

 

Успеть всё

– Пение – это ваша работа, которая подчас бывает очень сложной. Поёте ли вы в отпуске, в свободное время?

– По-разному бывает. Где-то пою, где-то нет. Но всю жизнь в музыке. Стараюсь отдыхать с близкими, когда у меня отпуск. У нас весёлая музыкальная семья. Сестра любит народные песни, мама – советскую эстраду, я «оперница». У нас такой союз, мы очень любим музицировать, и для нас это праздник.

– Крым маленький, зрителей не так много, может, создаётся впечатление, что на представления ходят одни и те же люди. Как сохранить в таких условиях мастерство и драйв?

– Сохранить – трудолюбием, уважением к своей профессии, совершенствованием. Прежде всего – работой над собой. И, конечно, любовью к зрителю. Никогда не обманешь людей. Когда выходишь – ты открыт, и они видят, что с тобой происходит, какое у тебя настроение, как ты себя ведёшь на сцене. Кто-то приходит просто на концерт посмотреть, кто-то находит в этом отдушину, отдыхает, наслаждается, вспоминает моменты своей жизни. Может быть, кто-то и сам пел. Людей не обманешь – мы голые на сцене. Но когда издаёшь первую, вторую, третью ноты, то состояние стабилизируется. Я знаю, это мой зритель. И я говорю Господу спасибо, что могу наслаждаться и дарить людям музыку.

– Ваша деятельность отмечена официальными представителями Республики Татарстан. В Крыму вы продолжаете содействие популяризации культуры своего народа?

– Около семи лет в Санкт-Петербурге я сотрудничала с представительством Республики Татарстан и почти не пропускала ни одного мероприятия, которые от него проходили. Я это всегда делаю с любовью и радостью. Это и общение, и воспоминания. И мои корни – я не должна об этом забывать. Безусловно, и здесь я продолжаю сотрудничать. В марте приезжал из Елабуги музей, проводили прекрасное мероприятие, посвящённое столетию образования Республики Татарстан. Я там выступала. Надеюсь, 30 августа 2020 года у нас пройдут мероприятия, посвящённые этой памятной дате. Я готовлю особую концертную программу.

– Над какими программами вы ещё работаете?

– У нас при поддержке Министерства культуры 9 Мая прошёл чудесный концерт. Шла его онлайн-трансляция. Мы на само-изоляции очень много занимались репертуаром военных песен. Готовится у нас программа Роберта Шумана. Юбилейные даты Франца Легара, Петра Ильича Чайковского, поэтому программа насыщенная. Проходят в филармонии большие концерты, абонементы – детские и взрослые… Когда у тебя хорошее руководство, когда филармонии дают возможность работать, творить, развиваться, что нужно ещё артисту? Служить своему голосу и делу.

– Успеваете?

– Все успевают, если они это любят. Если ты верна своему голосу и дару, что Господь дал – его никогда нельзя предавать. Тогда ты будешь служить, радоваться и благодарить.