Депутат и обочина
Депутат и обочина
07 мая 2016 - 21:02
Депутат и обочина 07 мая 2016 - 21:02
Татьяна Шевченко
Следствие закончило расследование ДТП в Джанкое, обвинение предъявили депутату 
Расследование ДТП всегда проходит сложно, особенно если в нём виноват человек со связями и со статусом. Полтора года длилось следствие по аварии с погибшим, влиятельные знакомые виновника пытались переложить вину на другого и вмешивались в ход расследования. Но уголовное дело всё же удалось передать в суд.

Слишком повышенное внимание 

Семён Гурбанов погиб в ДТП в Джанкое ранним утром 9 ноября 2014 года. В четыре утра зазвонил будильник, он поднялся и пошёл на стоянку забирать свой автомобиль. Тот стоял в пяти минутах ходьбы от дома, где он жил у бабушки вместе со своей невестой. Но назад не вернулся ни через пять минут, ни через полчаса, на звонки на мобильный тоже не отвечал, в общей сложности ему звонили больше двадцати раз.

Тогда женщины пошли искать Семёна – ну мало ли, что может произойти… На трассе, возле АЗС, увидели автомобили с мигалками, на проезжей части лежало тело молодого человека. Тут же находились сотрудники патрульной службы, стоял и повреждённый автомобиль. Но милиционеры женщин почему-то стали с трассы прогонять: мол, не мешайте следствию, парень переходил дорогу в неположенном месте, вот его и сбили. И нечего тут выдумывать – рядовое ДТП. Эту жестокую фразу «рядовое ДТП» (со смертельным исходом!) родственники погибшего за несколько дней услышат ещё не раз…

Вызвали и отца парня, тот приехал на место происшествия и очень удивился большому скоплению силовиков на трассе. Судите сами – там были: почему-то начальник МРЭО (в его-то обязанности входит выдавать документы), двое адвокатов виновника аварии, и. о. начальника местного ГИБДД, какое-то прокурорское авто и замкомвзвода местного ДПС.

Тут же стоял и владелец автомобиля-убийцы, руководитель местного сельхозпредприятия (ныне депутат сельского поселения), который, как будут утверждать свидетели и показания камер наружного наблюдения, проявлял признаки алкогольного опьянения. На вопрос, кто был за рулём, заплетаясь, сказал: «Брат, не я, мой водитель». Якобы водитель находился уже в машине силовиков, которые заблокировали двери автомобиля.

Оба виновника (?) от дачи показаний отказались в силу статьи 51 Конституции РФ: «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Вот и молчали как две рыбы.

Всё находящееся на месте ДТП высокое (и не очень) начальство ожидало некоего следователя из Симферополя, из спецотдела по расследованию ДТП со смертельным исходом. Гражданин следователь приехал, ему вручили документы, составленные на месте аварии. За полчаса перемерили несколько расстояний, и следователь засобирался назад, даже не дождавшись, когда рассветёт и станет хоть что-то видно. Номер своего телефона он оставил отцу погибшего, чтобы тот мог поинтересоваться, как продвигается следствие.

«Ненужные» вещдоки 

А к утру отец и его знакомые вновь вышли к месту аварии и обратили внимание на массу нестыковок, которые стали заметны: в странном месте по отношению к телу Семёна находились его туфли, следы крови и автомобиль, сбивший его. Пришлось обращаться к местным правоохранителям с просьбой о дополнительном осмотре места происшествия. Там очень удивились, потому что сообщение о ДТП на их пульт поступило очень поздно, они даже не выезжали. Но выехали, обследовали и отправили в Симферополь собранные материалы. Например, наиболее значительные следы крови погибшего были обнаружены не на проезжей части, где его якобы сбил автомобиль, а на обочине, причём далеко не на краю.

Родственники обратили внимание на то, что вокруг места аварии немало торговых точек, кафе и магазинов, где имеются камеры видеонаблюдения. Обратились к хозяевам с просьбой посмотреть и увидели странности, опровергавшие заявления, что это «рядовой наезд». Оказалось, что проезжую часть Семён перешёл задолго до того, как его сбила автомашина. Почти сорок метров он шёл по обочине, где его со спины и сбил нёсшийся на предельной скорости автомобиль нынешнего депутата. Он даже не тормозил, а просто скрылся с места происшествия. Потом вернулся к телу сбитого парня, водитель вышел из машины, наклонился над телом, посмотрел на него и… вновь уехал. Опять вернулся и вновь уехал. Уже через 22 минуты вернулся в сопровождении некой белой «девятки». Тогда выехал на середину трассы напротив тела погибшего и включил аварийку. Машина сопровождения ушла. Есть, кстати, видео и того, как вёл себя депутат в разных кафе города, где пил алкоголь в компании с одним из правоохранителей. И за десять минут до того, как был сбит Семён, он, выйдя из заведения, пытался сесть за руль своего автомобиля…

Позже оказалось, что депутат-виновник почти сразу же вызвал на место своего товарища, занимавшего в милиции Джанкоя серьёзный пост. Тот, видимо, и посоветовал ему уговорить взять на себя вину за ДТП своего водителя, которого уже через несколько минут сонного привезли на трассу.

Но видео с камер возле места аварии ни местное следствие, ни «спецследователь» из крымской столицы изымать не собирались. Похоже, тянули время, чтобы эти доказательства были уничтожены хозяевами видеорегистраторов. И только после обращения отца погибшего к прокурору Дмитрию Погудину тот задался вопросом: почему так неграмотно ведётся следствие? Этот же вопрос был задан начальнику подразделения по расследованию ДТП, и тот даже человека выделил – изымать видео­вещдоки. Так вот, изымать их пришлось в присутствии понятых и адвокатов уже у отца умершего и оформлять этот процесс в рамках закона.

Но следователя эта информация никак не заинтересовала: мол, что вы там себе накручиваете, какие вещдоки – это рядовое ДТП. Кстати, на звонки он отвечать перестал. А авто, на котором было совершено ДТП, вернули владельцу – ни он, ни его водитель задержаны не были.

Сколь верёвочке ни виться…

Судя по документам, которые составлялись сотрудниками Джанкойской милиции и содержатся в 10 (!) томах уголовного дела, на стороне влиятельного депутата были почти все следователи. Выгораживая его, они даже приняли «явку с повинной» его водителя. Но буквально за два последних месяца новый следователь из Следкома провёл тщательную работу и пришёл к выводу, что депутат всё же виновен. Ему предъявлено обвинение, дело передано в суд. Что касается правоохранителей, откровенно фальсифицировавших ранее это дело, как будут они себя чувствовать, если суд вынесет обвинительный приговор? Ведь в УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за зло­употребление служебным положением и служебный подлог.

За прошедшие полтора года многое случилось: кто-то неизвестный поджёг могилу Семёна вместе с крестом и венками (сгорела только она, уголовное дело по этому поводу возбуждено, но результатов нет), некие «доброжелатели» приходили с советами – возьмите, мол, деньги, сына не вернёшь.

Но только справедливый приговор убийце сможет хоть немного успокоиться родительское сердце – сына действительно не вернёшь…