Денис Клок: Уже устали считать поломанные ракетки

Денис Клок: Уже устали считать поломанные ракетки

Денис Клок: Уже устали считать поломанные ракетки
Крымчане постепенно «обживаются» в мировом теннисном рейтинге. Евпаториец Денис Клок завоевал серебряную медаль на чемпионате страны, выступая в парном разряде. «Газета» встретилась с юной надеждой российского тенниса и поговорила о спортивных амбициях, слабостях и дружбе вне корта. 
Евпаториец Денис Клок стал призёром чемпионата России по теннису. 

– Денис, серебряная медаль – это тот максимум, на который ты сейчас способен? 

– Наверное, да. Потому что я до сих пор привыкаю ко взрослому теннису. В одиночном разряде мне немного не повезло – жребий свёл с очень сильным оппонентом. В парной категории пришлось не легче, там специфика совсем другая. Надо чувствовать плечо партнёра. Уровень подстраховки кардинально другой. Так что, я считаю, всё прошло хорошо. 

– Может быть, потому, что у тебя и сборов таких серьёзных никогда не было? 

– Тоже верно. Я готовился в Москве. Меня пригласили вместе с Максимом Ратнюком. Он тоже из Крыма. Мой друг. Мы тренировались две недели с лучшими теннисистами страны. Все аспекты нам объясняли три известнейших наставника – Савченко, Богомолов и Ольховский. Нагрузки колоссальные. Тренировались дважды в день, утром и вечером. 

– И в чём ты стал лучше?

– Я добавил в выносливости. Да и в движении, в понимании игры я узнал много нового. 

«Зарабатывать настоящие деньги я смогу только, когда войду в топ-100. Но это годы тренировок и выступлений. Система в теннисе такова, что ты всё должен заслужить временем и трудом, и даже если ты суперталантливый, тебе так или иначе надо пройти весь путь»

– Ты назвал Максима Ратнюка своим другом. Но ведь вы прямые конкуренты? 

– На корте. За его пределами мы друзья. Тут даже комментарии излишни, ведь я видел Максима в этом году чаще, чем свою маму. Мы оба эмоциональные. Не обходится без ссор, но на дружбе это не отражается. А то, что мы конкуренты… Понимаете, это подстёгивает нас обоих. Только с эмоциями всё-таки надо бороться. Ведь и я, и Максим уже устали считать поломанные ракетки (смеётся).

– Теперь за поломанные ракетки есть, чем платить? Ты стал более уверенным в финансовом плане в последние годы? 

– Да. Потому что при Украине развитие было, но такое…. Мы не были уверены в завтрашнем дне, не получали достаточное количество выездов на турниры, варились в собственном соку. Сейчас чувствуем прочный фундамент федерации России, чувствуем совсем другой подход к развитию тенниса. Когда ты работаешь с лучшими, ты сам становишься лучше. А зарабатывать настоящие деньги я смогу только, когда войду в топ-100. Но это годы тренировок и выступлений. Система в теннисе такова, что ты всё должен заслужить временем и трудом, и даже если ты суперталантливый, тебе так или иначе надо пройти весь путь. От таланта зависит только то, как быстро ты сможешь это сделать. Нередко люди попадают в «сотню» к тридцати годам, я постараюсь раньше, мне всего 18 сейчас. 

– Не было мысли отказаться от всего?

– Была и не раз. Но когда я переходил во взрослый теннис, мне и вправду пришлось сложно. Новые соперники, новые турниры, и начинать необходимо было с чистого листа. Да и политические моменты многое портили. На некоторые турниры «Большого шлема», ещё в юношеской категории, я не мог поехать из-за санкций. Тот же «Уимблдон»… Я по основной сетке обязан был там выступать. Если говорить о спортивных принципах, но не всё от них зависит. Мне в прошлом году поставили визу, сейчас она закончилась. Отдал паспорт, но получать её в этот раз будет тяжело. Я это уже понял (смеётся). 

Компетентно
Очень перспективный

По словам вице-президента Федерации тенниса Крыма Михаила Щербакова, то, что 18-летний юноша занял второе место на чемпионате России, показывает высокий уровень спортсмена:

– Денис был лауреатом стипендии Ельцина, которую присуждают перспективным юным спортсменам. И он на фоне взрослых ребят уже выглядит вполне прилично. Тому же Антону Зайцеву, с которым Денис в паре играл, уже под 30 лет. Поэтому, конечно, Денис очень перспективный спортсмен.

– На каком покрытии тебе удобнее играть? 

– Всю жизнь думал, что на грунте, но сейчас наоборот – на «харде». Нравится скорость перемещения мяча. Часто анализирую игру Марата Сафина на этом покрытии. Она во многом была образцовой. 

– О чём бы ты его спросил, если бы случай позволил?

– Случай позволил. Когда мы проходили сбор в Москве, рядом был Сафин. Он, как мне сказали, часто тренируется, просто поддерживает форму. Я немного за ним понаблюдал, но минутки не хватило – мы закончили, и он уехал. Видимо, пока не время мне узнать его секреты (смеётся).

– Надо жертвовать всем своим временем ради спортивного успеха. У тебя это получается?

– Думаю, да. Мне иногда неудобно перед родителями, родственниками. Им надо больше моего внимания. Но у меня понимающая семья. А когда есть поддержка, многое делать куда проще.

– А когда даже семья не помогает тебе побороть какую-то слабость? 

– Когда вижу много вкусных сладостей (смеётся). Это то, с чем я усиленно борюсь, стараюсь побеждать, но не всегда получается. Сильно не расстраиваюсь, ведь у каждого есть какие-то такие слабости. Но понимаю, что даже от этого надо избавляться, если хочешь стать лучшим в мире. А я хочу быть «первой ракеткой». 


По теме