Что такое «языковая игра» и опасна ли она
Что такое «языковая игра» и опасна ли она
20 февраля 2021 - 10:10 Фото: Наталья Сомова
Что такое «языковая игра» и опасна ли она 20 февраля 2021 - 10:10
Ольга Нагорная

 

Может ли понятие «родной язык» исчезнуть, устареть и потерять ценность из-за резкого расширения границ общения людей, которое нам дали гаджеты и Интернет? Мы спросили об этом у эксперта – ректора Крымского республиканского института последипломного педагогического образования (КРИППО), зампредседателя Общественной палаты Крыма Александра Рудякова.

СРЕДНИЕ ВЕКА: ЗДРАВСТВУЙ И ПОКА…

– Есть мнение, что русский и вообще любой литературный язык не выдержит натиска заимствований и «эмодзи», которым мы стали пользоваться в Интернете для упрощения общения. Вы согласны с этим?

– Не зря говорят, что наступает та эпоха, которая похожа, отчасти, на Средние века. С одной стороны, у нас огромное море информации в совершенно разных источниках – это книги, это Интернет, это СМИ. А с другой стороны, количество каких-то бредовых высказываний зашкаливает… Литературный язык возникает по одной простой причине: по той же, по которой возникают правила дорожного движения, законы, инструкции и прочие нужные социуму вещи. Поэтому литературному языку ничего не угрожает. И русскому языку ничего не угрожает. Ему уже угрожала петровская эпоха, когда было много заимствований. Ему уже угрожало в период революции огромное желание всё изменить и переменить. Ничего не угрожает литературному русскому языку, кроме нас самих, которые, беря его в использование, не совсем аккуратно с ним обращаются.

– Интернет заставляет нас универсализировать и обезличивать всё, в том числе и язык общения. Это опасно?

– Я не знаю, почему в вашем представлении всему языковому миру угрожает Интернет и то, что мы там немножко раскованнее, чем в стандартных ситуациях. Языковая игра существовала всегда. Но она, когда не было соцсетей, где всё фиксируется графически, была устной и потому в меньшей степени фиксировалась. Поэтому в самом феномене языковой или речевой игры, которую сейчас стало легче замечать, только потому что она получила фиксацию в соцсетях, нет ничего угрожающего для родных языков. Это обычное стремление человека уйти от какой-то обыденности, повседневности, не знаю, считайте, что это как я меняю галстук, – так хочу немножко поварьировать способы своего самовыражения. Я иногда сейчас пишу своим коллегам в мессенджерах «щас» вместо «сейчас», чтобы подразнить, повеселить, но я никаким образом не угрожаю системе норм русского языка.

ПОД УГРОЗОЙ?

– Может ли случиться такое, что мы постепенно придём к некому универсальному языку? Как вы оцениваете такой путь эволюции родных языков?

– Я понял вопрос, прежде всего на это английский язык претендует. Но я убеждён в том, что на нашей планете никогда не будет единого языка. Думаю, что таких языков будет несколько, какое-то разнообразие сохранится. Но скажу так: любой язык, существующий на планете, находится под угрозой исчезновения, просто в разной степени. То есть если не заботиться о каком-то языке, если не сохраняется популяция его носителей, все языки способны исчезнуть. И здесь, мне кажется, вы немного смешали две вещи. Английский язык тоже может быть родным для кого-то, русский язык для нас родной, поэтому сам феномен родного языка, понятие «родной язык» не может исчезнуть… Это не этнический язык, как многие думают. То есть у меня, например, в моём первом паспорте, полученном в Молдавской АССР, в Кишинёве, где мои родители работали на кафедре русского языка, было написано «украинец». Есть этнические украинцы, но у них тоже был родной язык русский. Смотря что человек считает родным. Поэтому нельзя смешивать родной язык с этническим языком.

– В Крыму государственными языками являются русский, крымскотатарский и украинский. Достаточно ли уделяется поддержки каждому из них?

– Здесь без опасности преувеличений я скажу, что в 2014 году, когда разрабатывалась Конституция РК и когда мы обсуждали закон об образовании, был сделан максимум для крымскотатарского и украинского языков. Максимум! И сегодня, как это ни парадоксально звучит, меня больше волнует как раз то, насколько мы ответственно относимся к сохранению русского языка как государственного, как некой скрепы нашей страны, как языка общения государства и гражданина.

Как потомственного русиста меня сегодня больше волнует, что сейчас происходит с русским языком как государственным, причём Интернет не имеет к этому ни малейшего отношения. Приведу пример. Супруга моя обратилась в очень авторитетную организацию и получила от них предложение «представить орЕгЕналы документов». Это было в официальном письме. А факультет иностранной филологии, который я вижу из окна своего кабинета, получил предписание от другой солидной организации, где было предписано «фОкультету иностранных языков» выполнить какие-то требования. Но здесь уже идёт речь о сохранении не норм литературного языка, не некой правильности речи, а о государственности этого языка. То есть вы понимаете, что человек ведь может представить вместо оригиналов документов именно мифические «орЕгЕналы» в суд. И мы обсуждаем на совете при президенте, что прежде всего подобное небрежное отношение к вещам, если смотреть с юридической точки зрения, приводит к катастрофе.