Чёрное море только приходит в себя
Чёрное море только приходит в себя
18 февраля 2016 - 08:01
Чёрное море только приходит в себя 18 февраля 2016 - 08:01
Ирина Шапар

 

В каком состоянии черноморская экосистема, рассказали учёные
Каков уровень загрязнения Чёрного моря? Сколько в нём обитателей? И почему попытки восстановить популяцию камбалы не увенчиваются успехом? Ответы на эти и другие вопросы дали сотрудники Института морских биологических исследований имени Ковалевского (ИМБИ).
Фото: Лидия ВЕТХОВА

Море как пустыня

Если верить капитану Врунгелю, как судно назовёшь, так оно и поплывёт. Имя у корабля ИМБИ самое что ни на есть научное – «Профессор Водяницкий». Это единственное в Крыму специализированное научное судно, которое способно выполнять весь спектр исследований акватории Чёрного моря. И сотрудники института используют его потенциал по полной.

 – С 1999 года мы ведём уникальный, с моей точки зрения, проект «Экологический дозор Крыма», – рассказал научный руководитель ИМБИ Юрий Токарев. По словам учёного, раньше такие рейсы проводились только в тёплое время года – с апреля по октябрь. Маршрут охватывал весь Крым – от Тарханкута до Керчи. Во время экспедиций сотрудники института изучают экосистему Чёрного моря. В этом году «Профессор Водяницкий» совершил первую в своей историю зимнюю экспедицию. Результаты оказались удручающими – море, по словам Юрия Токарева, напоминало пустыню. Впрочем, делать выводы пока рано: как минимум, следует дождаться результатов летних рейсов.

– К тому же я неоднократно говорил, что, помимо сезонных изменений, есть и годовые, – отмечает учёный. А в качестве примера приводит иловые мидии, количество которых постоянно меняется: порой их очень много, а есть годы, когда практически нет.

Всему виной человек

А общее количество черноморских обитателей составляет 3,5-3,7 тысячи видов. Такие цифры привела заместитель директора по научной работе ИМБИ Наталья Мильчакова. Она пояснила, что число подводных обитателей постоянно уточняется: одни виды сменяются другими, а учёные обнаруживают всё новые и новые микроорганизмы благодаря научному прогрессу. В одном можно быть уверенным наверняка: экосистема Чёрного моря только приходит в себя после бездумного рыбного промысла на закате советской власти.

– Бездумное траление в 1970-1980 годах нанесло катастрофический ущерб экосисте­ме, – считает Наталья Мильчакова. – Многие виды оказались под угрозой.

Впрочем, эта проблема актуальна не только для Крыма.

– Видовое разнообразие нарушается и модифицируется не только в Чёрном море. Это характерно для всего Мирового океана. Это вполне естественный процесс. Наша задача – не дать экосистеме измениться кардинально и сохранить аборигенные виды, – подчеркнул Юрий Токарев.

К аборигенным видам, находящимся на грани исчезновения, относится, например, камбала-калкан. Причина банальна: рыба пользуется спросом у гурманов, а её цена на рынках Стамбула стартует с 20 евро за килограмм. Чтобы сохранить исчезающий вид, биотехнологи ИМБИ выращивают мальков камбалы и отпускают в море. В год на свободу отправляют до 50 тысяч особей. Вот только удаётся ли им выжить – большой вопрос. Дело в том, что в природе у рыб есть «школы», где взрослые учат выживанию малышей. Удаётся ли рыбёшкам ИМБИ спастись от хищников без таких уроков, неизвестно.

Учёные уверяют, что в большинстве бед подводных обитателей виноват человек. Поползли слухи, что рапаны повышают потенцию – вид стал исчезать. Распробовали гурманы печень катрана – и черноморские акулы тут же стали краснокниж­-
ными. Да и мусора от людей хоть отбавляй.

Чёрное море загрязнено неравномерно, отмечает Юрий Токарев. Он поясняет, что центральные зоны акватории чище прибрежных, а заповедные места чище зон активного отдыха.

Не стоит забывать и о местах сброса стоковых вод, которые в Крыму, как правило, недостаточно очищены. Кроме того, с перекрытием Северо-Крымского канала вода в Каркинитском заливе стала застаиваться, а порой она и вовсе превращается в болото.

– Вот так межгосударственные отношения влияют на экологию, – разводит руками Наталья Мильчакова.