Чем крымские врачи мир удивляли
Чем крымские врачи мир удивляли
21 июня 2017 - 14:03
Чем крымские врачи мир удивляли 21 июня 2017 - 14:03
Ирина Гуливатая
Уникальные операции, великие открытия, научные достижения
Минувшее воскресенье было не просто прекрасным летним выходным, но ещё и Днём медицинского работника. И Крыму в этот праздник есть чем гордиться – на полуострове работали великие врачи, здесь были сделаны мировые медицинские открытия.
Владимир Дмитриев. Фото: yalta.com.ua

Первооткрыватель кефира

Всем известный сегодня кефир вошёл в обиход только в конце XIX века. Ялтинского климатолога Владимира Дмитриева по праву считают первооткрывателем целебных свойств южнобережного климата, но он также является и первооткрывателем кефира – благодаря исследованиям Дмитриева этот напиток стали использовать как лечебный не только в России, но и в Европе. Книга Дмитриева «Кефир, лечебный напиток из коровьего молока» прославила его и выдержала множество переизданий, её перевели на многие языки.

«Случайно натолкнувшись на кефир в 1878 году на Кавказе, я только в 1881 году не без труда мог добыть необходимый для его приготовления фермент», – писал Дмитриев. И в том же 1881 году Дмитриев впервые в мире организовал в Ялте производство кефира для лечебных целей, в частности, для лечения туберкулёза. «Результаты лечения были настолько блестящие, что я счёл своим долгом указать сотоварищам на дешёвое, сподручное всюду и вместе с тем могучее питательное средство, в котором так часто встречается надобность во многих болезнях», – писал Дмитриев. 

Дмитриеву удалось разгадать и секрет происхождения кефира. По его мнению, кефирный грибок представлял собой видоизмененную закваску кумыса, полученную в результате того, что горцы стали заквашивать кумысными дрожжами не кобылье, а коровье молоко.

Титульный лист книги Дмитриева, ставшей в конце XIX – начале ХХ века
настоящей энциклопедией по кефиротерапии. Фото: content.mail.ru

Знаменитая Каблуковка

Первая в России операция холецистэктомии (иссечение желчного пузыря) была проведена в Симферополе крымским хирургом Александром Каблуковым в 1895 году. Каблуков был широко известен в Крыму. Долгое время он работал хирургом в Таврической богоугодной земской больнице, а в 1908-м выстроил собственную хирургическую лечебницу на Воронцовской улице на берегу Салгира. В народе эту лечебницу прозвали Каблуковкой, она обслуживала жителей всей Таврической губернии и являлась известным медицинским учреждением. Лечебница располагала сорока специальными хирургическими кроватями, двумя операционными, служили здесь три врача. На нижнем этаже размещались кухня, комнаты для прислуги, прачечная. На верхних – больничные палаты, амбулатория, операционные. В здании было водяное отопление, вытяжная вентиляция, водопровод, электрическое освещение. В 1916 году лечебница была преобразована в хирургическо-ортопедический лазарет, а 1918-м наследники Каблукова продали больницу городу, и она стала городским лазаретом. Здание Каблуковки хорошо известно большинству симферопольцев – сейчас здесь, на нынешней улице Воровского, 8, находится симферопольский роддом № 1.

Догадка Пирогова

Впервые в мире гипсовую повязку для лечения переломов применил великий хирург Николай Пирогов. И это произошло в Крыму.

На мысль о том, как использовать гипс в травматологии, Пирогова натолкнул случай. «Почти за полтора года до осады Севастополя я в первый раз увидел у одного скульптора действие гипсового раствора на полотне. Я догадался, что его можно применять в хирургии, и тотчас же наложил бинты и полоски холста, намоченные этим раствором, на сложный перелом голени. Успех был замечательный. Повязка высохла в несколько минут: косой перелом с сильным кровяным подтёком и прободением кожи зажил без нагноения и без всяких припадков. Я убедился, что эта повязка может найти огромное применение в военно-полевой практике», – вспоминал Пирогов. 

Впервые Пирогов опробовал свою гипсовую повязку в 1852 году, работая в военном госпитале. Во время Крымской войны он уже использовал этот метод постоянно, и благодаря гипсовой повязке сотням раненых удалось сохранить не только конечности, но и жизнь. Много лет спустя Пирогов с гордостью писал, что в практике русских госпиталей такие прогрессивные новшества, как анестезия и гипсовая повязка, были внедрены раньше, чем в других странах. Способ, предложенный Пироговым, оказался настолько удачным, что технология наложения гипсовых повязок постепенно стала использоваться повсеместно. И вплоть до наших дней почти не изменилась.

Лазарет императрицы Александры Фёдоровны. Фото: samoderzhavnaya.ru

Возвращённые к жизни

Во время Первой мировой войны курорты Крыма были переоборудованы в лазареты. В апреле 1916-го в Ливадии открылся лазарет императрицы Александры Фёдоровны, куда направляли самых тяжёлых больных. В июле 1917-го здесь сделали первую в России тотальную торакопластику – операцию на лёгких, или, как её называли, «операцию отчаянья» – радикальное средство борьбы с туберкулёзом. Пациентка, перенёсшая эту операцию, ещё двадцать лет спустя была жива и здорова. Менее чем за полтора года было выполнено ещё 20 подобных операций. После революции и Гражданской войны врачи возобновили лёгочные операции в Ливадии. В 1927 году на 3-м Всеукраинском съезде хирургов в Днепропетровске обсуждали итоги десятилетнего хирургического лечения туберкулёза в крымском санатории. К этому времени по методу торакопластики оперировали уже в Харькове, Москве, Одессе, Ленинграде, но таких результатов, когда люди после операции возвращались даже к шахтёрскому труду, не было ни у кого, кроме наших хирургов. По мнению учёных, решающую роль в этом случае оказал целебный крымский климат. В результате к середине 1930 годов санаторий ВЦСПС № 2 (так стал называться ливадийский лазарет) признали одним из ведущих центров хирургии лёгочного туберкулёза в стране. К концу 1930-х операции торакопластики здесь давали выздоровление в 83,5% случаев.

И солярий на крыше

Романовский институт физических методов лечения, открытый в Севастополе в 1914 году, стал первым в России научным учреждением подобного профиля. В здании института, построенном в центре города, на Корниловской площади, рядом с Приморским бульваром, размещались около 155 специализированных служб: водолечебница, различные ванны, бани, ингаляторий, лаборатории, электролечебное и рентгенологическое отделения. На крыше располагался солярий, на берегу моря – лечебные пляжи. По признанию специалистов, институт был первым в мире подобным заведением. В нём проводились всесторонние исследования по изучению влияния на организм физических методов в лечении различных заболеваний.

После революции институт был переименован в Государственный клинический институт физических методов лечения им. И. М. Сеченова. В 1925-м здесь организуются первые в Крыму официальные курсы по физиотерапии и курортологии для врачей и медсестёр. 

После эвакуации в 1941-м институт в конце 1944-го вернулся в Крым, но не в разрушенный Севастополь, а в Ялту, где в 1955 году был объединён с НИИ климатотерапии туберкулёза и превратился в Крымский республиканский НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии им. Сеченова.