Церковь хочет забрать Херсонес. Станет ли музей монастырём?
Церковь хочет забрать Херсонес. Станет ли музей монастырём?
26 января 2017 - 16:08
Церковь хочет забрать Херсонес. Станет ли музей монастырём? 26 января 2017 - 16:08
Энвер Вайман

 

Православная церковь предъявила права на владение объектами музея-заповедника «Херсонес Таврический». Такое заявление в эфире местного телеканала на этой неделе сделал благочинный Севастополя протоирей Сергий Халюта. Может ли музей стать церковным имуществом? «Крымская газета» разбиралась в вопросе.
Фото: Мария Устинова

Халюта напомнил, что на месте музея был монастырь

По словам Халюты, готовится повторное направление документов в Росимущество для передачи в безвозмездное пользование церкви 24 объектов музея-заповедника. Главный священник Севастополя считает, что церковь имеет право на объекты заповедника, так как на территории Херсонеса находятся постройки бывшего Князь-Владимирского мужского монастыря. Отец Сергий при этом ссылается на закон № 327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Священнослужитель призвал решить вопрос мирно, но перспектива передачи музейных построек вызвала бурные споры среди общественности.

Как утверждают краеведы, от былых монастырских построек остались одни фундаменты, поверх которых надстроены музейные, архивные и рабочие помещения. Возводить же новые строения на территории заповедника нельзя, поскольку Херсонес входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Приводя аргументы за передачу оспариваемых объектов, Сергий Халюта рассказал, что в подвале бывшего монастыря находятся экспонаты музея, а это недопустимо, так как считается «актом святотатства». По его мнению, монастырский подвал не оборудован для посещения туристами, но ситуацию можно было бы исправить, если передать находящиеся на территории заповедника строения монастырю, а за его пределами выстроить новое музейное помещение.

– Процесс передачи объектов церкви может длиться годы и десятилетия. Чтобы передать эти объекты, нужно построить полноценный музейный комплекс. Это должно быть сделано государством, — сказал протоирей.

Благочинный особо отметил застопорившееся развитие музея-заповедника и возможность решения этой проблемы при передачи РПЦ.

 

Директор Херсонеса: передача музея остановит развитие

Против позиции благочинного выступила нынешний директор музея-заповедника Светлана Мельникова.

— Позиция музея и Министерства культуры такова, что подобные действия [передача музейных объектов церкви — ред.] сделают невозможным дальнейшее развитие учреждения, — сказала директор.

Светлана Мельникова подчеркнула, что древнее городище, на территории которого находятся оспариваемые объекты, является главным экспонатом музея, а перенесение других экспонатов, обнаруженных здесь при раскопках, является нецелесообразным.

— Надо помнить, что Херсонесский музей-заповедник является особо ценным объектом культуры Российской Федерации. И не просто особо ценным объектом, а еще объектом, который включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО, — заявила директор.

«Херсонес Таврический» был внесен в список ЮНЕСКО еще в 2013 году. После событий «Крымской весны» организация перестала принимать отчетную документацию от заповедника, ссылаясь на то, что должна получать ее только из Украины. Позднее ситуация разрешилась — информацию договорились поставлять в комитет ЮНЕСКО в Москве. Позже, согласно решению президента РФ Владимира Путина, памятник передали в федеральное ведение и включили в список особо ценных объектов культурного наследия народов России.

 

Не первая попытка Халюты

Заметим, что попытки подать документы на безвозмездное пользование строениями на территории Херсонеса предпринимались церковью и ранее. Первый раз Симферопольская и Крымская епархия подготовила и подала соответствующую заявку в Росимущество еще в ноябре прошлого года. Тогда заявка была отклонена по причине «некомплектности документов», сообщил севастопольский телеканал НТС, ссылаясь на пресс-службу ведомства.

— Речи о передаче земель не ведется, так как это земли заповедника. Говорится о помещениях и храмах, которые Симферопольская и Крымская епархия попросила в пользование. На сегодняшний день нет решения соответствующих госорганов. Решение о передаче Симферопольской и Крымской епархии зданий и сооружений не принято. Никто не передает ни земель, ни сооружений, или чего-либо подобного. Правящий архиерей митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь будет принимать соответствующее решение направлять или не направлять повторное обращение, — сказал «Крымской газете» Сергий Халюта.

Интересно, что Сергий Халюта успел посидеть в кресле директора музея-заповедника «Херсонес» в 2015 году. Правда, только три дня. Назначил его на эту должность бывший губернатор Севастополя Сергей Меняйло. Но работники музея взбунтовались против новоиспеченного директора, называя причиной своего недовольства некомпетентность протоиерея в археологических вопросах и отсутствие профильного образования. Беседуя с министром культуры РФ Владимиром Мединским, прибывшим в Севастополь для разрешения этой острой ситуации, Сергий Халюта заявил, что сложил полномочия директора.

 

По примеру Исаакия?

Схожие ситуации уже были. Самая нашумевшая – передача Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Представители церкви обещали сохранить музейно-просветительскую функцию памятника. Было много противников и сторонников этого события. Вопреки всему, процесс передачи может затянуться на два года.

Эта история, вероятнее всего, вдохновило и крымское духовенство. Исаакиевский собор, так же, как и «Херсонес Таврический». числится в списке ЮНЕКО, но это не помешало церкви получить памятник в безвозмездное пользование.

При этом глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда заверил журналистов, что не стоит связывать передачу Исаакия в пользование РПЦ и заявление Халюты.

— В отличие от "Херсонеса Таврического" для передачи Исаакиевского собора предоставления никаких помещений для музейных коллекций не требуется, и поэтому считаю необоснованным связывать две данные ситуации и использовать их для обострения конфликтности, — заключил Легойда.

 

Мария Устинова,

Ольга Леонова.