Цепная реакция
Цепная реакция
07 апреля 2015 - 11:03
Цепная реакция 07 апреля 2015 - 11:03
Екатерина Зуева

Если в одной точке земного шара обстановка нормализуется, то проблема появляется в другой его части

Придя к компромиссу в вопросе иранской ядерной программы, международное сообщество готовится к очередному глобальному вызову.

Ядерная дипломатия

На прошлой неделе в Швейцарии, похоже, положено начало процессу выхода из острого и долгоиграющего кризиса. Речь идет о заключении политического соглашения между Ираном и шестью странами-посредниками (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай и Германия) о дальнейших перспективах иранской ядерной программы.

Стоит напомнить, что намерения иранского правительства обзавестись своими технологиями обогащения урана встретили резкое неприятие многих государств этого региона. В первую очередь, конечно же, Израиля, который многие представители политической элиты Ирана отказываются считать государством как таковым. Израильское руководство, опасаясь, что в руки иранцев попадет ядерное оружие, сделало все возможное и невозможное, чтобы этому помешать. 

По большому счету во многом именно с подачи Израиля в 2012 году в отношении Ирана США и страны Европейского союза ввели экономические санкции как ответ на продолжение реализации ядерной программы. При этом санкции, которые продолжают действовать по сей день и существенно затормозили развитие иранской экономики, были введены, несмотря на многочисленные заявления иранского руководства об исключительно мирном характере ядерной программы.

В общем, после трёх лет острых пикировок и взаимных упреков Иран и его оппоненты всё же пришли к взаимовыгодному компромиссу, который должен быть юридически оформлен к 30 июня. Однако санкции, которые продолжат действовать до подписания соглашения, могут быть введены вновь и после этой даты, если вдруг исламская республика нарушит соглашение.

Принципиальным условием договоренностей стало то, что возможности иранской стороны по обогащению урана будут существенно ограничены, а запасы этого полезного ископаемого вывезут из страны. При этом глава МИДа Ирана Джавад Зариф, комментируя соглашения, подчеркнул, что ни один из иранских ядерных объектов не будет закрыт и исследования на них продолжатся.

В свою очередь в Госдепартаменте США обратили внимание на тот факт, что контроль над иранской ядерной программой продлится от 10 до 25 лет в зависимости от её направлений. Так, в ближайшее десятилетие Тегеран должен ограничить мощности по обогащению урана и ядерным исследованиям, остановив две трети соответствующего оборудования. 15 лет Ирану нельзя будет строить новые реакторы, и в течение 25 лет иранские ядерные объекты будут инспектировать специалисты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Таким образом, если договоренности вступят в силу, одной очень серьёзной проблемой в крайне конфликтом регионе может стать меньше.

«Великая песчаная стена»

Впрочем, как это почти всегда бывает в международных отношениях, если в одной части земного шара обстановка начинает нормализоваться, то в другой обязательно жди осложнений. На этот раз подтверждением данного правила стала ситуация в Южно-Китайском море. Здесь давно существует территориальный спор между Китаем и рядом других государств (Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Бруней) по поводу принадлежности архипелага Спратли. Природа спора очевидна – страна, владеющая этими островами, контролирует обстановку во всём море.

Поэтому Китай, возможности которого несоизмеримы с возможностями ни одного из других претендентов на архипелаг, принялся возводить рядом с ним новые насыпные острова. На них он планирует разместить свои вооруженные силы. И тем самым дает понять: захватывать архипелаг не планирует, но при этом обеспечивает там постоянное военное присутствие на случай, если кто-нибудь из других претендентов вдруг решит перейти к более активным действиям.

Такой строительный энтузиазм китайцев не мог остаться без внимания. Например, командующий Тихо­океанским флотом США адмирал Гарри Харрис обвинил Китай в том, что он строит в спорных акваториях «Великую песчаную стену». «Неудивительно, что на фоне провокационных действий КНР в отношении соседних малых государств масштабы и темпы строительства искусственных островов ставят перед нами серьёзные вопросы о китайских намерениях», – заявил адмирал в Австралии.

Он также сообщил, что к 2020 году США планируют сосредоточить в Тихом океане 60% всех своих морских сил, чтобы «более эффективно поддерживать стабильность и безопасность в регионе и иметь силы быстрого реагирования на случай кризиса».

Так что конфликт в Южно-Китайском море – всего лишь эпизод долгоиграющей эпопеи военно-политического противостояния США и Китая в Тихом океане. Ведь, как известно, только государство, которое может обеспечить свое присутствие в любой точке Мирового океана (не обращая внимания на чьи-либо претензии), способно претендовать на мировое господство. Пока это в полной мере могут себе позволить лишь американцы. Китайцы готовятся такое положение вещей оспорить.

Фото: slon.ru (Цветными линиями выделены участки Южно-Китайского моря, на которые претендуют те или иные страны.)