«Брега весёлые Салгира»
«Брега весёлые Салгира»
28 января 2021 - 14:33 Фото: Кирилл Белозеров
«Брега весёлые Салгира» 28 января 2021 - 14:33
Кирилл Белозеров

Крымские впечатления ярким светом осветили всё дальнейшее творчество великого поэта. В1820 году Александр Пушкин несколько недель провёл в «благословенной Тавриде», совершив путешествие от Керчи до Севастополя. В честь 200-летия этого знаменательного события Министерство курортов и туризма Крыма разработало туристический маршрут и организовало методическую экскурсию.

«ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, ПУСТЫННЫЙ УГОЛОК…»

Маршрут проходит, в частности, по Симферополю. Пушкин не оставил записей о пребывании в губернском центре. Но это совсем не значит, что город не произвёл впечатления на Александра Сергеевича. Прогуляемся по Симферополю и увидим, что город пользы вполне достоин стать «приютом спокойствия, трудов и вдохновенья».

Краеведы-исследователи называют два места, где в 1820 году могли с комфортом разместиться столичные гости. Это резиденция Таврического губернатора Александра Баранова и имение де Серра.

В пользу первого места говорят несколько обстоятельств. В обширном губернаторском владении имелись комнаты для высоких гостей. Кроме того, два Александра были знакомы по Петербургу, близки и по возрасту, и по общности взглядов.

Резиденция губернатора сохранилась. Представительное двухэтажное здание с массивным балконом смотрит на Екатерининский сад. Однако в начале XIX столетия оно выглядело совсем по-другому: невысокий просторный жилой дом с колоннами и мезонином, окружённый хозяйственными постройками.

Другая версия предполагает, что поэт нашёл пристанище у Феликса де Серра. Во всяком случае достоверно известно: здесь разместился генерал Раевский, в компании которого путешествовал Пушкин. Выходец из Франции, профессор химии Феликс Антонович де Серр и его семья стали для дорогих гостей радушными хозяевами.

Дом де Серра был разрушен. Но, по счастью, на территории его бывшей усадьбы мы можем увидеть живой символ города – величественный дуб в Детском парке.

«У ЛУКОМОРЬЯ ДУБ ЗЕЛЁНЫЙ…»

700-летний «Богатырь Тавриды» – легендарное дерево. Если Пушкин жил в доме де Серра, то наверняка неоднократно прогуливался в большом саду имения и не мог не заметить великолепный дуб. И как тут не поверить: именно здесь в сознании молодого человека родились первые строки «Руслана и Людмилы».

Городскую легенду прекрасно воплотили скульпторы, создавшие персонажей сказочной поэмы. Уже более 60 лет со дня открытия Детского парка в семейных альбомах хранятся фотографии детей и родителей, внуков и правнуков на фоне Головы, Руслана, Алёнушки, Бабы-яги…

«ЛЕЧИТ БЕЗ ДЕНЕГ»

Связан с Пушкиным ещё один дом, в котором 33 года прожил врач и общественный деятель Фёдор Мильгаузен. «Он навсегда здесь поселился, выстраивает дом, рассаживает сад, лечит без денег и успел в короткое время приобресть любовь и почтение всех», – отмечает современник. Во время пребывания в Крыму у Александра обострилась лихорадка и он был поручен наблюдению лучшего врача.

Малоизвестный факт: на протяжении ста лет потомки Мильгаузена бережно хранили реликвию – автограф стихотворения Пушкина, которое автор подарил доктору в знак благодарности за лечение. К сожалению, во время Гражданской войны он затерялся.

Своеобразным памятником врачу-общественнику является пятиствольный каштан. Обосновавшись в Симферополе, глава большой семьи «пустил корни» по-настоящему: в одну лунку Мильгаузен положил пять плодов каштана, по количеству членов своей семьи. Со временем ростки слились в одно мощное дерево, которое сохранилось до наших дней.

НАБЕРЕЖНАЯ САЛГИРА

Необычное имя реки запомнилось внимательному юноше. Он вспоминает «весёлые брега» в двух стихотворениях. Как хочется верить, что протекающая через Симферополь река «обрадовала взор» поэта. Действительно, Пушкин мог любоваться Салгиром, прогуливаясь в садах домов Баранова, де Серра и Мильгаузена.

Однако в Крыму существуют две реки с названием Салгир. Одна спокойная, равнинная – течёт через Симферополь. Другая – горная, впадает в море между Гурзуфом и Аю-Дагом. Может быть, Александр Сергеевич упоминал именно южнобережную речку? Он не единожды пересекал быстрый журчащий поток, изучая окрестности Гурзуфа.

Однако, по большому счёту, неважно, какой именно Салгир поразил воображение творческой натуры. Главное в другом: крымские впечатления оказались самими яркими, самыми значимыми в творчестве Пушкина.

«ГЛЯЖУ НА ДУБ УЕДИНЁННЫЙ…»

Пушкин покидал Симферополь, обуреваемый грустными думами. Свидание с благословенной Тавридой завершилось. Коллежского секретаря ожидала рутинная, неинтересная канцелярская служба. Коляска неторопливо тряслась по дороге, пассажир глядел по сторонам, словно торопясь запечатлеть в памяти последние картины… Кучер остановился у заставы на окраине города, ожидая, когда солдат поднимет шлагбаум. И тут «жадный взор» увидел рослый дубок. Ему уже перевалило за сотню лет – самый расцвет! Он бодро нёс службу, провожая и встречая гостей Симферополя.

– Погоди-ка, братец, – сказал Александр.

Он соскочил с подножки, подошёл к дубу, приятельски похлопал его по крепкому стволу и сорвал на память листок. Заботливо положил в записную книжку и быстро черкнул туда несколько слов…

Так оно было или немного по-другому, мы уже никогда не узнаем. Но 300-летнее дерево, которое в XIX столетии росло возле городской заставы, по сей день живёт и здравствует недалеко от нынешнего железнодорожного вокзала.