Бортпроводник из Крыма — о младенцах на полке и мумиях на борту
Бортпроводник из Крыма — о младенцах на полке и мумиях на борту
16 мая 2017 - 18:03
Бортпроводник из Крыма — о младенцах на полке и мумиях на борту 16 мая 2017 - 18:03
Мария Устинова

В мае 1930 года медсестра из США Эллен Чёрч стала первой в мире стюардессой, совершив полёт на рейсе Сан-Франциско — Шайенн. В XXI веке сложно представить, что в гражданской авиации могло не быть такой важной и нужной профессии. Правда, сейчас термин «стюардесса» больше не используется, его сочли оскорбительным, заменив на «бортпроводник». Именно так эта должность сейчас значится в штатных расписаниях авиакомпаний.
Наталья Калинина долгое время работала в киевской авиакомпании, но после вхождения Крыма в РФ вернулась домой
Фото: из архива героини публикации

Бортпроводник Наталья Калинина в небе с 2005 года. Раньше занималась логистикой, работала в офисе, но всё бросила и ушла в авиацию, о чём ни разу не пожалела. Говорит, что работа изменила её к лучшему, закалила психологически. Наталья рассказала «Крымской газете» о самых запоминающихся случаях в небе.

 

 

Первым делом — безопасность, напитки — потом

Со стороны кажется, что бортпроводники — это люди, которые обеспечивают сервис на борту, разносят напитки. Но основная наша задача скрыта от внимания людей. Мы, прежде всего, обеспечиваем безопасность полёта. Для этого мы проходим обучение каждый год — в том числе по обезвреживанию террористов. Кабина лётного экипажа в любом случае закрыта, пилоты не ведут переговоры с такого рода людьми. Всё берёт на себя экипаж пассажирской кабины, то есть бортпроводники.

Бортпроводники должны знать, как себя вести в случае пожара, разгерметизации, турбулентности, когда обнаружена взрывчатка или любые другие предметы, угрожающие жизни пассажиров. На борту находится много аварийного оборудования, кислородные баллоны, огнетушители, о которых не знают пассажиры.

Очень часто пассажиры игнорируют требования пристегнуть ремни, поднять и закрепить столики. Начинают спорить, мол, зачем то, зачем это.

 

Чем опасны большие птицы

Мы летели из Стамбула в Киев. В турбину двигателя при взлёте попала большая птица. Это достаточно опасно, она может повредить лопасти. Экипаж подаёт сигнал: «Номер один — в кабину немедленно». Значит, бригадир бортпроводников (который координирует работу экипажа и взаимодействует с пилотами, — ред.) должен получить от командира корабля распоряжения. Я летала первым номером, мне сообщили, что птица попала в турбину и двигатель неисправный, будем совершать аварийную посадку в Стамбуле. Я вышла и передала это всё пассажирам. Наши люди начали паниковать, возмущаться, кричать, мол, что, самолёт неисправный, зачем мы взлетели. Иностранцы сразу пристегнулись и были, как зайцы. Наши люди всегда лучше знают, что происходит и что нужно делать, но в таких случаях приходится без всех этих «будьте так добры» и «будьте так любезны», нужно отдавать очень жёстко указания, иначе тебя просто заглушают, это я на своём опыте поняла.

Мы приземлились, пассажиров эвакуировали, но наши мытарства не закончились, потому что всех держали в приёмнике: они же прошли таможенный и пограничный контроль. Потом нас посадили в общий кафетерий, и я слышала много неприятных разговоров, мол, мы взлетели на неисправном самолёте, ай-ай-ай, пилоты такие нехорошие. Я видела, что у нашего командира выступили капли пота на лбу. Подошла к пассажирам и сказала: «Извините, что вклиниваюсь в ваш разговор, но вы громко говорили. Я сожалею, что ваши планы сорвались, что вы не успели на рабочие встречи или к родным, но вы эти планы осуществите благодаря тому, что наш командир и второй пилот посадили самолёт, и всё закончилось благополучно». Они окстились и даже стали благодарить.

 

Мудрое решение

Вылетали из Нью-Йорка. В каждом самолёте есть аварийные выходы на крыло. Проход должне быть свободным, туда нельзя ставить вещи, а у сидений перед ним не откидывается спинка, чтобы не блокировать выход. Пассажир, который сидел на таком кресле, попытался откинуть спинку, ему неоднократно сообщали, что это невозможно, но он шёл до конца и в конце концов её сломал. Он попросил его пересадить, но мы сообщили, что не можем, самолёт полный. Он заявил, что не будет сидеть на кресле со сломанной спинкой и потребовал пересадить его в вожделенный бизнес-класс, начал скандалить. Я, будучи первым номером, пошла посмотреть. Рядом с этим пассажиром очень скромно сидела пожилая женщина. Я посоветовалась с командиром и придумала соломоново решение. Возвращаюсь к пассажиру, говорю: да, хорошо, вы не будете сидеть на этом месте. Он гордо направился к бизнес-классу, но я его остановила, мол, подождите, вы будете сидеть на месте этой женщины. Она испуганно: «А как же я?». Я говорю: «А вот вы будете сидеть в бизнес-классе». Он, конечно, ворчал, но ему больше нечего нам возразить.

 

Фото: из архива героини публикации

Пассажиры на полке

Самыми тяжёлыми рейсами у нас всегда считались «хасидские» — чартерные рейсы, которые заказывают паломники-хасиды, путешествующие в Умань. В основном, у нас летали с ними мальчики, потому что хасидам нельзя ничего брать из рук женщины. Они очень долго думают, брать или не брать, по поводу «Колы» спрашивают, кошерная ли она. А когда летают отдельно их жёны и дети, их невозможно никогда посчитать. Бортпроводник обязан посчитать пассажиров после посадки, но хасидские мамы могут спокойно положить младенца на верхнюю полку (где обычно ставят багаж, — ред.) Ребёнок до двух лет — отдельный пассажир, инфант. Так что были часовые задержки, ведь совершенно непонятно, почему пассажиров зарегистрированных 120, а у нас их упорно 118. В итоге оказывалось, что эти пассажиры — на полке.

 

Чей туфля?

Готовимся к взлёту, все вещи должны быть убраны. Иду я по салону и посередине вижу деревянную ногу, протез. И смех, и грех. Как это сказать: чья нога? кто потерял ногу? Как спросить? Бортпроводники смеялись, но я решила просто взять её и, глядя на пассажиров, шла и помахивала ею. Я два раза сделала круг почёта, как вдруг мужчина сказал: «О! Это моя нога!». Я говорю: «Как хорошо, нашёлся хозяин! Если она вам сейчас не нужна, я положу её в гардероб, а потом верну вам». Хозяин согласился.

 

Восстание мумий

Есть традиция — когда показывают инструктаж по безопасности перед взлётом, то другие бортпроводники, которые не задействованы в этом, смешат людей. Придумывают самые различные способы: могут танцевать, изображать на тележке, как плывёт пирога. Пассажиры этого не видят, они смотрят вперёд. Очень хотели «пробить» (на смех, — ред.) одну девочку, но она была непробиваемая. И вот мальчик обернулся в туалетную бумагу. Бортпроводник уже улыбнулась, и тут он решил её добить: пополз по салону. Когда уже обратили внимание пассажиры и вздрогнули, и вскрикнули от этого тела белого, то девушка не выдержала и рассмеялась. Шоу удалось. Пассажиры гадали, не изображал ли он раненого.

 

Форточку прикройте

Работа требует бесконечных коммуникаций. Бывает, что люди задают глупые вопросы. На самолёте АН-24 летали прошлым летом, а у него есть такая особенность: когда самолёт охлаждается, по ногам идёт конденсат — заметным паром из боковой обшивки. Естественно, пассажиры часто спрашивают, что это такое. Большинство удовлетворяются объяснением про конденсат, но был даже скандал, когда пассажиры заявили, что это горит самолёт, а мы не понимаем. Или например, почувствовали прохладу, меня вызывают и говорят: передайте пилотам, чтобы они закрыли форточки, потому что дует.

А ещё часто люди начинают искать туалет, но не спрашивают, где он, и порываются открыть дверь, в которую они вошли (во время полёта ведущую в небо, — ред.). Или с этой же целью пытаются зайти к пилотам. У пилотов работают камеры, они видят, что происходит перед дверью в кабину. Однажды пассажирка в очереди в туалет решила зайти на кухню и посмотреть, что там и как. Полезла к какому-то выключателю, а пилоты ей по громкой связи: «Куда полезла?!». Дама подпрыгнула до потолка.