Блеска нет, одна нищета: так сегодня выглядит самый богатый художественный музей Крыма (ФОТО)
Блеска нет, одна нищета: так сегодня выглядит самый богатый художественный музей Крыма (ФОТО)
02 ноября 2016 - 08:01
Блеска нет, одна нищета: так сегодня выглядит самый богатый художественный музей Крыма (ФОТО) 02 ноября 2016 - 08:01
Светлана Федоревич

 

Уныло, грязно, местечково – такое впечатление оставляет картинная галерея Айвазовского. 
Феодосийский богатейший музей Айвазовского может только позавидовать …

Любой образованный человек знает об Ованесе Айвазяне, который родился и вырос в Феодосии. Он не просто любил родной город, но и был меценатом. По его завещанию особняк и картины переданы в собственность Феодосии. Это 416 картин – крупнейшая и ценнейшая коллекция, собранная в одном месте. Однако…

 … московской выставке

Накрыло волнами

Пару лет назад Общественный совет Феодосии выступил с инициативой закрепить в собственности города картинную галерею им. Ивана Айвазовского и все её фонды. «Здание картинной галереи в Феодосии со всеми картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в галерее, составляют полную собственность Феодосии, и не могут никогда и никоим образом как здание, так и картины быть отчуждены, а должны составлять неприкосновенность на вечные времена», – говорится в обращении общественников. Порыв вроде ясен. Но побывав в музее, ощущаешь, что его развитие остановилось в 80-90-х годах прошлого века, что его специально приводят в непригодное состояние, чтобы показать: без помощи со стороны мы не можем сохранить это богатство. 

300 рублей стоит вход в феодосийский музей Айвазовского.

Карнизы того и гляди обрушатся.

Неловко перед гостями

Удручает состояние особняка: полы, потолок, стены – последний ремонт точно помнит Айвазовского. В помещениях явно не поддерживается необходимая для картин температура и влажность, освещение. При правильном освещении картины гениального мариниста оживают, волны меняют цвет и форму. Но в Феодосии при существующем освещении они сильно бликуют, что мешает осмотру. 

Даже самому неискушённому посетителю понятно, что рама завершает образ картины. Многие знаменитые художники сами делали багеты для своих работ, а если узор на раме был слишком сложным, заказывали в мастерской. Но руководство музея Айвазовского, похоже, не забивает себе голову такими «мелочами». Великолепные картины втиснуты в ужасные, похожие на плинтус рамы. На многих полотнах видны следы от предыдущих, очевидно, более дорогих рам. Интересно, где они сейчас? Почему ценнейшие произведения искусства подписаны от руки фломастером? Почему нет описания картин, как это делается в других музеях? 

Наверное, уже и в банях нет таких сидений.

А люстры с перегоревшими лампочками, невероятно старые карнизы и шторы, убогие сиденья для посетителей, решивших присесть и полюбоваться прекрасным, отсутствие туалета, по крайней мере, для посетителей… Разве это уровень, достойный имени Айвазовского? 

Директор Феодосийской картинной галереи Татьяна Гайдук, которую «Крымская газета» попросила прокомментировать ситуацию, говорит, что проблемы учреждения копились двадцать лет. Сейчас первоочередная задача – капитальные ремонтно-восстановительные работы. Кроме того, музей принимает меры для усиления охраны, устанавливая камеры слежения, рамки на входы. На эти цели направлено около полумиллиона рублей, заработанных галереей.

– У нас главный выставочный зал площадью 260 кв. метров и высотой 4 метра закрыт из-за аварийного состояния. В нём находились самые большие работы – 2х7 метров, 3х4 метра. Они эвакуированы в другие залы. Когда посетители у нас попадают на экскурсию, то мы объясняем, почему картины без рам, – отмечает Татьяна Гайдук.

За исключением этих работ художника все остальные картины – в рамах XIX века, которые предусмотрены самим мастером. Музеем запланирована замена табличек за собственные средства и предусмотрены деньги на реставрацию рам за счёт спонсоров. 

Неужели в Феодосии нет хотя бы принтера, только фломастеры?

Культуру – в массы

Грамотный подход к музейному делу способен творить чудеса. Вспомним нашумевшую выставку картин Айвазовского в Третьяковской галерее, посвящённую 200-летию художника. Современный подход, презентации, описания и масштабная рекламная кампания. Конечно, не обошлось без спонсоров. Кого, интересно, наша галерея пыталась привлечь? К кому обращалась?

Отношения с меценатами у Феодосийской галереи складываются непросто. По словам Татьяны Гайдук, специалисты оценивают восстановительные работы в галерее в сумму от 6 до 86 миллионов рублей.

– У нас крупный музей, большие потребности, поэтому мецената нам найти сложно, – сообщила она.

Потолки не просят, а настоятельно требуют ремонта

Поиски финансовой поддержки у армянских бизнесменов тоже не увенчались успехом, хотя они проявили заинтересованность, до реальной помощи дело не дошло. Самый крупный спонсор – банк ВТБ, с которым у галереи подписан договор о предоставлении средств на сохранность коллекции.

«Мы отправили туда (в Третьяковку на выставку. – Авт.) 38 единиц, большая часть хранилась в фондах, так что это совершенно не отразилось на экспозиции», – говорила в интервью «Крымской газете» директор Феодосийской картинной галереи Татьяна Гайдук. Может, надо было отправить работы с позорными рамками? Может, в Москве пристыдили бы и поменяли их?

После осмотра экспозиции народ обычно покупает что-нибудь на память: репродукции, брелоки, майки, пайты, альбомы и т. п. Но и этот вид заработка сотрудникам галереи не интересен. К слову, в Москве после посещения выставки Айвазовского можно купить альбом  по цене 3000 рублей, открытки – по 100 рублей, игру «Мемориз» с картинами великого художника – 1000 рублей, таблетницы – 500 рублей, холщовую сумку с репродукцией картины – 1000 рублей. И опять возникает вопрос: почему в историческом месте, известнейшем музее всего этого нет?! 

Ободранные рамы картины гениального мариниста не украшают.

Кстати, вход в феодосийский музей стоит 300 рублей, в Третьяковку – 400. В цене разница небольшая, но огромная в подаче материала. И даже если в Феодосии додумались организовать эксклюзивную выставку мистической картины Айвазовского «На смерть Александра III» (осмотр работы стоит 3000 рублей!), где же реклама? Отзывы? Почему об этом никто не пишет? Картина сама по себе загадочная, Айвазовский писал её, потрясённый смертью императора. Работа должна олицетворять торжество жизни над смертью. Но получившееся мистическое полотно испугало художника, и он решил скрыть эту работу от публики. Картина более ста лет хранится в особом запаснике Феодосийской картинной галереи – из-за возможного негативного влияния на посетителей. И эксклюзивную выставку при желании, конечно, можно было раскрутить.

Своё не ценим

Сейчас полотна русского мариниста ценятся во всём мире. К примеру, 24 апреля 2012 года аукционный дом Sotheby’s продал картину Ивана Айвазовского «Вид Константинополя и Босфорского залива» за $5,2 млн. Это полотно стало самым дорогим произведением художника.

к слову
Без исключений

Практически во всех музеях Москвы для журналистов вход бесплатный. В Крыму же к прессе такого уважения нет. Музей Айвазовского не исключение. 

А вспомним нашумевшие торги Christie’s этим летом. Полотно Айвазовского «Османская кофейня в лунном свете» продано на торгах за 194,5 тысячи фунтов стерлингов, две другие работы художника – «Кораблекрушение» и «Вид на цитадель Саладина с берегов Нила» – ушли за 158,5 тысячи и 110,5 тысячи соответственно. 

Тогда разгорелся небольшой скандал вокруг «Кораблекрушения». Мол, картина изъята из собрания Феодосийской галереи. Но музейщики успокоили публику: работа не является украденным имуществом. Хотя, увидев эту разруху, хочется предложить найти законный путь и продать одну работу на аукционе, чтобы сохранить все остальные. 

Окна выглядят удручающе

Но, как говорит Татьяна Гайдук, речь об этом идти не может:

– Всё, что находится в музеях РФ, не только экспонаты, но коллекции вообще, является часть Государственного музейного фонда, и они не могут быть отчуждены. Государственный музейный фонд не продаётся, поэтому этот вопрос не поднимается… 

Со всем этим нельзя не согласиться. Но остается открытым вопрос, когда художественный музей мирового значения обретёт достойный его гениального дарителя вид.

Фото автора.