Андрей Васюта: Я пришёл ровно на то время, сколько смогу быть полезен
Андрей Васюта: Я пришёл ровно на то время, сколько смогу быть полезен
11 марта 2016 - 12:02
Андрей Васюта: Я пришёл ровно на то время, сколько смогу быть полезен 11 марта 2016 - 12:02

Министр промышленной политики Крыма о состоянии отрасли, импортозамещении и амбициях 
В эксклюзивном интервью «Газете» Андрей Васюта рассказал о том, благодаря кому на полуострове удалось сохранить промышленные предприятия, среди которых есть уникальные, о семье, о том, почему не отмечает собственный день рождения, каким видом спорта занимается по ночам и ещё о многом личном.

– Мне 50 лет, женат, двое детей: дочери почти тридцать лет, внуку четыре, сыну двадцать, он студент. Я закончил Харьковское высшее военное авиационно-инженерное училище, практически до развала СССР служил в армии в Ахтубинске Астраханской области и в Крыму – в Феодосии. Потом работал здесь, на полуострове, в бизнесе: в компании-нефтетрейдере, возглавлял банк, был заместителем министра экономики Автономной Республики Крым. Затем снова долгое время работал в бизнесе. В основном это было производство строительных материалов. В прошлом году Сергей Аксёнов предложил мне возглавить ГУП «Крымские морские порты». И я практически весь 2015 год прожил в Керчи.

– Насколько известно, ГУП «Крымские морские порты» работало достаточно успешно.

– Видимо, и в связи с этим тоже глава республики предложил мне занять пост министра промышленной политики.

– Печальный пример предшественника на посту министра вас не пугает?

– Не пугает. Его деятельность во многом, на мой взгляд, была следствием, в том числе и «революционных настроений». Не все могут из них «вынырнуть» даже спустя два года после Крымской весны. А время идёт, фактически весь прошлый год мы уже прожили в российском законодательстве. Да, федеральные власти всё понимают и в большинстве случаев адаптируют применительно к Крыму федеральное законодательство. Тем не менее нам надо тоже эти «революционные настроения» сворачивать. И работать уже в федеральном правовом поле, жить в общероссийской реальности.

– Как семья отреагировала на ваше назначение?

– Отреагировали с радостью, потому что я вернулся из Керчи (смеётся). Сейчас каждый вечер, хоть и поздно, но я прихожу домой, а не приезжаю только на выходные. Поэтому перевод в Симферополь семья восприняла с радостью, ведь мы теперь видимся каждый день (смеётся).

– Андрей Геннадьевич, а в Крыму осталась ещё какая-то промышленность?

– Осталась. Более того, с присоединением Крыма Российская Федерация получила ещё и некоторые уникальные промышленные предприятия. И здесь надо отдать должное в основном директорам этих предприятий. Благодаря им сейчас ответственные кураторы-федералы пришли не на пустые места. На крымских предприятиях сохранены в большинстве случаев и производственный потенциал, и кадровый резерв. Один судостроительный завод «Залив» чего стоит. И «Титан», Крымский содовый завод, «Фиолент». Ещё раз подчеркну, есть в Крыму промышленность и есть промышленники.

Да, сложностей в этой отрасли много. Мы отстали от российских стандартов во многих вопросах. И два года для серьёзных преобразований, конечно же, мало.

– Какие задачи вы поставили перед собой в плане возрождения промышленности Крыма?

– Сначала хочу войти в курс дела. Потому что на самом деле министерство непростое. И задачи, стоящие перед ним, не из лёгких. Здесь диапазон работы для министра велик: начиная от предприятий оборонного комплекса и заканчивая торговлей – это рынки, магазинчики и т. д.

– И торговля – ваша «епархия»? Дай бог с промышленностью разобраться.

– Таковы функции аналогичного федерального министерства. Оно так и называется – промышленности и торговли. И логично создавать республиканские министерства по подобию федеральных. Поэтому и мы наделены таким функционалом и стараемся не подкачать. Но диапазон действительно велик. Надо уделять внимание совершенно непохожим сферам деятельности. Наверное, это одна из если не основных сложностей, то серьёзных на сегодняшний день.

– Опыт других регионов можно применить? Есть какие-то общие наработки, модели, алгоритмы действия?

– Ещё раз хочу подчеркнуть: мы – регион особенный на сегодняшний день. И та энергетическая и транспортная блокада, которая сейчас осуществляется Украиной, или те международные санкции, которые применяются по отношению к Крыму, конечно, мешают работе предприятий, во многом портят нам жизнь. В данный момент мы – тупиковый регион с точки зрения транспортной логистики. «Окон входа» в Крым не так много – только порты и аэропорты. Как следствие – большая нагрузка на керченский транспортный узел, о чём я знаю не понаслышке. Конечно, это, как говорят, «напрягает» определённым образом.

– Такое положение вещей сохранится, пока не построят керченский переход?

– Вопрос даже не столько в самой возможности «зайти» или «выйти» из Крыма товарам и услугам, сколько в повышенной стоимости этого процесса. Любой товаропроизводитель, который «заезжает» сюда, оплачивает стандартное «транспортное плечо», а потом ещё и стоимость паромного перехода. Что в пересчёте на каждую единицу или килограмм «зашедшего» в Крым груза удорожает его. Сюда же присоединяются вопросы, связанные с дороговизной электроэнергии. Плюс вода в Крыму для сельского хозяйства и промышленных предприятий стоит дороже, чем на материке. 
А, стало быть, конкурентные преимущества крымских промышленных предприятий по этой причине снижаются. На сегодня это  проблема. Но она решается и будет решена, вне всякого сомнения.

– Промышленная отрасль республики участвует в программе импортозамещения, которая реализуется в РФ?

– Безусловно. Это касается, например, вопросов приобретения сырья для предприятий химической промышленности. Оно традиционно завозилось из Украины. Сейчас к этому процессу подключаются местные источники. В судостроении, например, многие вопросы уже решаются именно за счёт ко­операции с российскими предприятиями. В некоторых вещах это вынужденная мера. Потому что отсутствуют западные поставщики. Но в других это мера, разработанная в связи с тем, что российские предприятия уже производят какие-то элементы по ко­операции. При содействии главы республики многие крымские промышленные предприятия тоже получили хорошие заказы.

– Имеете в виду предприятия оборонной промышленности? Оборонка ведь тоже в вашем ведении?

– Да, в ведении министерства промышленной политики. Сейчас, повторюсь, многие наши предприятия уже получили гособоронзаказы, вступили в кооперацию с другими российскими предприятиями. Мы получили заказы в судостроении. «Фиолент» тоже выполняет определённые заказы. Я не могу подробно что-то озвучивать на этот счёт. Но всё это, естественно, положительным образом скажется на результатах работы всей промышленности Крыма и экономики в целом. Ведь это и рабочие места, и новые технологии, и модернизация производства или его полное перевооружение. Процесс уже активно идёт, строятся новые производственные площади. Что, в свою очередь, тянет за собой развитие всей промышленности в Крымском федеральном округе.

– Сегодня проблема кадров для промышленности Крыма – одна из главных. Как министерство будет способствовать её решению?

– По большому счёту, сегодня это одна из главных проблем не только в промышленности, а везде. Построить любую систему, здание, завод, в конце концов, перевезти в Крым готовый завод можно в течение полугода, года. А чтобы вырастить кадры для них, необходимы многие годы. Даже специалистов, подготовленных в вузах, всё равно надо доучивать, а то и переучивать. Они должны набраться опыта на конкретном производстве. Поэтому кадры для крымской промышленности – это сложность. Однако, повторюсь, к счастью, кадровый потенциал в республике был сохранён на многих предприятиях. Например, в судостроительной отрасли многие специалисты в украинскую бытность ездили работать вахтовым методом на разные судостроительные верфи, и не только российские. А сейчас они с удовольствием возвращаются в Крым, на Родину, поскольку здесь уже появилась работа, хорошая зарплата.

– Коллектив самого Министерства промышленности претерпит изменения? Как будете формировать свою команду?

– Команда в министерстве есть, и она достаточно профессиональна. Да, какие-то моменты были упущены, что-то можно было сделать раньше. Это мне как человеку со стороны, взгляд которого не замылен текучкой, видно. Вижу, что многие вопросы можно было решить раньше и проще. Тем не менее команда здесь неплохая. Плюс наше федеральное министерство «поделилось» с нами одним из очень толковых специалистов. Имею в виду моего заместителя Бориса Кабакова, который прибыл из Москвы и возглавил в министерстве направление, связанное с промышленностью. Очень опытный специалист, работал в АО «Объединённая судостроительная корпорация». Кроме того, я увидел, что текучка кадров в министерстве была приличная. С чем это было связано, не знаю, не готов этот вопрос обсуждать. Во всяком случае, я намереваюсь работать с теми специалистами, которые здесь есть. Может, кого-то привлечём ещё, у нас есть вакансии. Но думаю, в целом справимся имеющимся составом.

– Каким будет ваш стиль руководства – авторитарным или демократичным?

– (Смеётся.) В прошлом я профессиональный военный. Отсюда вытекает всё остальное. На этапе обсуждения какого-либо вопроса, конечно, все мнения выслушиваются и по возможности учитываются. Я не семи пядей во лбу. Есть люди, которые в конкретных направлениях знают больше меня, опытнее меня. Я это хорошо понимаю. Тем не менее после принятия решения – жёсткое выполнение принятых решений. Примерно такой стиль руководства я применяю. По опыту прошлой моей работы он себя оправдал, дал положительные результаты.

– Какую черту характера вы цените у подчинённых? В людях вообще?

– В работе и вообще в жизни больше всего ценю надёжность. Когда человеку даёшь какое-то задание и понимаешь, что можешь даже не проверять, оно будет выполнено, либо в случае невозможности выполнения ты сразу получишь об этом информацию, такие качества я очень ценю в людях. И, само собой, профессионализм. Очень ценю в людях такт, дружелюбие.

– У вас много врагов?

– (Смеётся.) Могу сказать так: наверное, личных врагов у меня давно нет. Есть люди, с которыми я в каких-то вопросах нахожусь по разные стороны баррикад. Не важно, какие это вопросы – житейские, профессиональные и т. д. А что касается личных врагов… Из того, что могу вспомнить… В далёкие-далёкие годы был один прораб, который очень долго ремонтировал мою квартиру. Вот он был моим личным врагом (смеётся).Других личных врагов, наверное, у меня нет.

– Вас предавали?

– Близкие, слава богу, нет. А оппоненты… Так это не предательство. Это просто их работа (смеётся).

– Кто для вас был или есть образцом для подражания?

– Наверное, мой отец был бы для меня таким образцом. К сожалению, он давно уже ушёл из жизни.

– Он тоже был военнослужащим?

– Нет. Но он прошёл Великую Отечественную войну, а потом всю жизнь трудился в науке, возглавлял Институт эфиромасличных культур. Отец был для меня действительно образцом для подражания.

– Судя по вашему внешнему виду, со спортом вы если не дружите сейчас, то дружили точно. Какой вид спорта нравится?

– С физкультурой дружу каждый день. Играю в хоккей. Две-три-четыре тренировки в неделю для меня закон. Играю в «Ночной хоккейной лиге», не в ущерб моей профессиональной деятельности.

– Откуда у вас, крымчанина, увлечение хоккеем?

– (Смеётся.) Наверное, в детстве не наигрался.

– Вы амбициозный человек?

– Мне очень неприятно, если в каком-то деле, которым занимаюсь, меня не считают профессионалом. Если я сам чувствую, что в чём-то не разобрался, чего-то не умею или через некоторое время знаю это хуже своих подчинённых, то буду делать всё, чтобы исправить эту ситуацию. В этом плане да, я амбициозен. Что касается других, более традиционных значений, аспектов этого слова, то, наверное, нет.

– Вы «хозяин» жизни, идёте вровень с ней или предпочитаете опережать её?

– Конечно, я не «хозяин». Как мы можем строить свою судьбу, если, например, два года назад даже представить себе не могли, что Крым вернётся в Россию?!

– Есть правило, которым руководствуетесь?

– Будь надёжен для своих близких и людей, с которыми работаешь. Относись к ним так, как хочешь, чтобы они к тебе относились. Руководствуюсь ли я этим правилом во всех ситуациях? Наверное, не всегда это получается, есть ситуации в жизни, за которые мне стыдно. Но я стараюсь придерживаться именно этого правила.

– Должность министра для вас – очередная ступенька в карьере?

– Моя позиция такая: каждый чиновник в первый день, когда садится в служебное кресло, должен чётко отдавать себе отчёт в том, что начался обратный отсчёт времени, когда он это кресло покинет. Поэтому в этом плане я совершенно спокоен. Жизнь в бизнесе меня устраивала, и «заход» в министерство не скажу, что случаен, нет. Это – ровно на то время, на сколько я могу быть здесь полезен. И ни днём больше. Практически одновременно со мной пришёл работать в правительство вице-премьер Виталий Нахлупин. Он сказал проще: «Если мы не дадим точки роста и не покажем свою работу до конца 2016 года, я уйду, не задержусь на этом месте, если не смогу что-то полезное для Крыма сделать». Считаю, что его позиция правильная. Умеешь что-то сделать – сделай. Не получается – уйди, может быть, есть люди способнее тебя.

– У вас 7 марта день рождения. Как его отмечаете?

– Никак. С 30 лет не отмечаю свои дни рождения. Был грех, 45 отметил. Ничего нового – те же люди, те же тосты, селёдка «под шубой», салат оливье… К 30 годам надоело (смеётся).

– Вы в еде привередливый?

– Достаточно.

– То есть жене непросто вам угодить?

– Она профессиональный повар, ей легче.

– Вам повезло. А помочь ей на кухне можете в чём-то?

– Полезным советом (смеётся).

– Судя по всему, юмор вас часто выручает? Анекдот любимый есть?

– Вообще, стараемся смеяться по жизни, так легче. Анекдот есть, но рассказывать его не буду (смеётся).