Андрей Скрынник: К порученному делу надо относиться с душой
Андрей Скрынник: К порученному делу надо относиться с душой
10 апреля 2015 - 12:09
Андрей Скрынник: К порученному делу надо относиться с душой 10 апреля 2015 - 12:09
Наталья Клименко

 

Министр промышленной политики Республики Крым рассказал о том, какие заказы получат крымские предприятия, как бороться со спекулянтами и своём экстремальном увлечении 

Андрей Скрынник возглавил Министерство промышленной политики Крыма год назад. Это было непростое время формирования новых органов власти нашей республики, подготовки к работе крымских предприятий в новых условиях и новом законодательном поле. О том, как проходил этот непростой процесс и о личном, он рассказал в интервью «Газете».

– Андрей Александрович, процесс адаптации крымской промышленности к работе в новом правовом поле проходил сложно. Можно ли говорить, что этот этап преодолён или остаются проблемы?

– Главной проблемой для крымских промышленных предприятий на сегодняшний день, безусловно, является формирование пакета заказов. Эта проблема состоит из нескольких аспектов. Один из них – юридический. Дело в том, что по объективным причинам ещё не все предприятия оформили необходимый пакет разрешительных документов. Это касается и лицензий, и прав собственности, и земельных участков. Всё это как раз и влияет на участие в конкурсах, тендерных процедурах.

Острой является и проблема логистики с учётом разорванных кооперационных связей с Украиной, в том числе и сырьевых поставок. Для того чтобы произвести определённую продукцию, необходимо завезти сырьё, здесь его переработать, произвести некий продукт и затем его сбыть. Сейчас эти связи устанавливаются с сырьевыми базами и промышленными предприятия материковой части России. Процесс этот не простой, ведь более чем за двадцать лет нахождения в составе Украины многие связи были утеряны, то, что кажется обыденным для российских предприятий, для крымских является новым. Я думаю, что к 2016 году для наших предприятий период адаптации завершится. Самое главное, что мы сохранили предприятия, сохранили трудовые коллективы, и сейчас наступает не менее важный этап – развитие предприятий и их модернизация.

– Речь идет об инвестициях?

– Да, необходимы инвестиции не только в новое оборудование и производственную базу, но и в инфраструктуру. К примеру, на керченском судостроительном заводе «Залив» двадцать лет не было своего водопровода, поскольку трубы просто сгнили, этим вопросом никто не занимался. Другие предприятия нуждаются в замене сетей газо- и электроснабжения, оборудования складских комплексов и так далее.

– Если говорить о промышленном производстве, в частности, предприятиях «большой химии», как обстоят дела?

– И «Титан», и содовый, и бромный заводы на севере Крыма работают, наращивают производство, идёт отгрузка продукции. Это несмотря на сложности из-за введённых санкций.

– А как насчёт предприятий оборонного комплекса, в частности, феодосийского судостроительного завода «Море»?

– Честно скажу, это предприятие с достаточно непростой финансово‑экономической ситуацией, поскольку его долговременно и целенаправленно доводили до банкротства во времена Украины. Это и огромные долги по зарплате, и разбитая инфраструктура. Главное, что трудовой коллектив не видел никаких перспектив. Даже при выполнении оборонных заказов заработная плата не выплачивалась, о каких перспективах и уверенности в завтрашнем дне могла идти речь?

Это предприятие за 77 лет своего существования спустило со стапелей более 600 судов различного класса и водоизмещения, в том числе и военных, в первую очередь больших десантных кораблей на воздушной подушке «Зубр».

В рамках антикризисного плана правительства оказывается помощь предприятию, идёт поиск новых заказов. Две недели назад получен первый заказ на ремонт пассажирского судна, на следующей неделе ещё два судна становятся на ремонт. Мы провели встречу с трудовым коллективом. У людей появился оптимизм. Они видят, что наши усилия не пропадают даром.

Точно могу сказать, что пакет заказов, необходимых для стабильной работы «Моря», сформирован, и уверен, что стратегические заказы на заводе также будут размещены.

Предприятие участвует в тендерах и конкурсах на судостроение и судоремонт. Пока не буду забегать вперед и говорить о том, какие конкретно заказы будут размещены на данном заводе, но они будут. Уже запланировано строительство корабля проекта «Зубр» для Военно-морского флота Российской Федерации, будет продолжаться и сотрудничество с Китайской Народной Республикой в производстве этих кораблей.

– Заказы будут, даже несмотря на то что у многих предприятий с материка, в том числе и оборонного комплекса, сложились устойчивые связи с партнерами внутри самой России? Нет ли опасений, что они этими заказами могут не поделиться с крымчанами?

– Правда где-то посередине. Безусловно, есть и сложившиеся связи, и сложившиеся производственные цепочки, когда предприятия в рамках производственной кооперации сотрудничают между собой. Откровенно говоря, для получения заказов приходится прилагать серьёзные усилия, поскольку конкуренцию никто не отменял –  и она достаточно жёсткая.

Государственный оборонный заказ планируется на три года вперед и многие предприятия планируют свои кооперационные связи на год-два вперёд. Но мы не сидим сложа руки, участвуем в тендерах, выбиваем заказы, чтобы обеспечить загрузкой наши предприятия.

Выполнение этих заказов помогает развитию предприятий, выплачивать заработную плату и модернизировать своё производство в части расширения номенклатуры выпускаемой продукции.

– А если говорить конкретно, какие это заказы?

– Если говорить конкретно, то обеспечен заказами завод «Залив». На этом керченском предприятии на ремонте находится восемь судов. В минувшем году заложены два многофункциональных танкера и два пассажирских теплохода. Количество рабочих мест выросло с 900 в прошлом до 1700 в нынешнем году.

Предприятия Феодосии. Оптический завод уже имеет сформированный пакет заказов от «Уралвагонзавода», корпорации «Ростех». НИИ аэроупругих систем – от московского ОАО «Авиационное оборудование». Более того, проявляет заинтересованность в размещении здесь заказов и ряд зарубежных компаний.

– Министерство промышленности отвечает ещё и за торговлю, насыщение торговых сетей товарами…

– Скажем так, задача сельского хозяйства – произвести, а наша задача – продать. Ещё к нашим функциям и полномочиям относится контроль за объектами торговли, выдача лицензий на розничную продажу алкогольной продукции, мониторинг ценообразования…

– Вы сами ходите в магазины, на рынки, видите, что цены растут?

– Конечно, на рынки и в магазины я хожу и вижу, как растут цены.

– Почему это происходит?

– Тайн здесь никаких нет. Все мы понимаем, что сельское хозяйство Крыма не в состоянии обеспечить потребности республики ни в мясе, ни в молочной продукции, ни в овощах. Здесь существуют как объективные, так и субъективные причины. Многие сельхозпредприятия, так же, как и предприятия промышленности, были доведены до состояния банкротства. Крупным украинским холдингам зачастую было легче обанкротить предприятие, чтобы не было конкуренции, а продукция завозилась из других областей.

Именно этим в основном объясняется ситуация с ростом цен. Федеральные органы власти, правительство нашей республики сейчас предпринимают усилия по возрождению сельскохозяйственного производства на полуострове, увеличению объёмов производимой продукции. Но на всё необходимо время. Дефицит продовольствия местного производства мы компенсируем поставками из Краснодарского края. Но при этом необходимо учитывать, что цены на продукты в России всегда были выше, чем на Украине. Кроме того, необходимо учитывать и транспортную составляющую, я имею в виду Керченскую паромную переправу, работа которой зависит от капризов погоды, а также деятельность спекулянтов.

– Как вы с ними боретесь?

– Совместно с органами прокуратуры мониторим ценовую ситуацию. Прокуратура уже возбудила по фактам завышения цен ряд уголовных дел. Вы понимаете, в то время, когда существуют временные трудности и есть необходимость подставить плечо как власти так и в целом крымчанам, находятся дельцы, пытающиеся заработать такое количество денег, которое редко обусловлено здравым смыслом. Но надо же совесть иметь! Когда были выявлены случаи завышения торговых надбавок до 30 и даже 40%, то были приняты жесточайшие меры реагирования.

– То есть должна быть здоровая конкуренция, без спекуляции?

– Однозначно. Между Советом министров Крыма и крупными торговыми сетями подписан меморандум о взаимопонимании. Это добросовестные предприниматели, которые добровольно идут на ограничение ряда надбавок на разные виды продукции. В среднем это 10-15% от цены поставщика или от цены закупки данной продукции. Это позволяет объективно в конкурентоспособной среде выровнять цену и зарабатывать, в том числе предприятиям торговли.

Сейчас мы договариваемся, чтобы поставщики предоставляли нам продукцию по оптово‑закупочным ценам. Возьмём, к примеру, пакет фруктового или овощного сока, который закупается в Краснодарском крае. Его цена на Кубани составляет, к примеру, 35 рублей, а здесь с учетом доставки и надбавки в торговых сетях – 55 рублей. Мы добиваемся, чтобы наши сети закупали его по 28–30 рублей, соответственно снизится и цена в магазинах.

Оптовых поставщиков однотипной продукции насчитывается уже более тридцати, пусть конкурируют между собой. Это и будет здоровая конкуренция. А что касается спекулянтов, то мы рук не опускаем и совместно с правоохранительными органами делаем всё возможное, чтобы не было перегибов.

– Вы с таким трепетом говорите обо всех этих проблемах, невольно складывается впечатление, что пропускаете их через свою душу…

– Знаете, в режиме, в котором мы отработали вот уже год, люди, относившиеся к порученному делу, не вкладывая в него свою душу, или сами ушли из правительства, или руководство республики приняло соответствующие кадровые решения. Необходимо понимать, что на нашу долю выпал период великих преобразований. Крымчане ждут улучшений в жизни, и мы должны оправдать их доверие и тот исторический порыв, которые они высказали на референдуме в марте минувшего года. Поэтому касательно отраслей, которые курирует наше министерство, все проблемы, будь то промышленность, оборонный комплекс, торговля, я воспринимаю как свои личные. Иначе ведь и работать нельзя, если мы хотим сделать Крым процветающим регионом Российской Федерации и лучшим местом для отдыха и работы.

– Вы ранее, насколько я знаю, не были связаны с промышленностью, приходится много учиться?

– На сегодняшний день любой министр должен быть в первую очередь эффективным менеджером, а чтобы эффективно управлять, необходимо очень много знать. В последний год мы все экстренно учились. От рядовых сотрудников до руководства Совета министров. Не хочу сказать, что учились заново, но очень многое познавали впервые и со многими проблемами сталкивались впервые, находили пути их решения.

Может, я и повторюсь, но в мировой истории не было таких фактов, когда регион смог бы интегрироваться в правовое и законодательное поле другой страны в столь короткий срок. Для этого приходилось и приходится много работать и многому учиться.

– А как семья относится к тому, что вы себя целиком отдаёте работе?

– Да, вы правы, на семью, как и на отдых, времени остаётся очень мало. Но это те оправданные жертвы, на которые приходится идти. Семья относится к этому с пониманием.

– Вы родились и выросли в Судаке?

– Да, родился в Судаке, некоторое время там учился, а школу закончил в Симферополе, затем окончил экономический факультет Таврического национального университета. Поэтому большую часть жизни провёл в Симферополе и в большей степени считаю себя симферопольцем. Хотя о Судаке сохранились самые тёплые воспоминания.

– Ваше любимое место в Крыму?

– Их очень много, потому что я люблю весь наш полуостров, поэтому выделить какие-то определённые уголки будет довольно сложно (смеётся).

– Ваше хобби?

– В своё время я занимался автогонками по бездорожью. Сейчас, конечно, на это увлечение времени не хватает, но любили с друзьями забираться на автомобилях в горы. Это район Ай-Петри, Бабуган-яйлы. Намечали определенный маршрут, и вперёд. Тамошние красоты и виды, которые оттуда открываются, передать словами очень трудно, надо на себе всё испытать.

– Дорог там, как правило, нет, только направления, это ещё и дополнительный адреналин?

– В своей жизни я никогда не избирал проторённых дорог и испытанных маршрутов. Считаю, что мужчина не должен этого делать. Каждый должен пройти свой путь самостоятельно. Я для себя свой путь выбрал, и он навсегда связан с Крымом.

– Вы по жизни лидер?

– Сложно оценивать самому свои личностные качества. Об этом могут рассказать окружающие. Но и в школе был старостой класса, и в университете старостой группы, поэтому лидерские амбиции, наверное, были и остаются. Без них, я считаю, люди в тебя не поверят и не пойдут за тобой.

Фото: Сергей ПЛЕХАНОВ