Анатолий Цуркин: Мужчина должен уметь всё
Анатолий Цуркин: Мужчина должен уметь всё
24 марта 2015 - 11:06
Анатолий Цуркин: Мужчина должен уметь всё 24 марта 2015 - 11:06
Наталья Клименко

Министр транспорта рассказал «Газете», как обеспечить загрузку паромов по Интернету, пойдут ли поезда на Украину и что должен уметь мужчина на кухне

Качественное обслуживание пассажиров, чёткая и слаженная работа всей транспортной системы республики – такие задачи ставит перед собой Министерство транспорта Республики Крым, которое возглавляет 37-летний Анатолий Цуркин. Коренной крымчанин, в прошлом – военный, один из основателей Крымской ассоциации грузовых перевозчиков, поэтому знает, как организовать работу транспорта. Говорит, что ни один водитель его не обманет, поскольку он лично знает, почём фунт шофёрского лиха.  

– Анатолий Васильевич, работы настолько много, что окна в вашем кабинете светятся далеко за полночь?

– Бывает, и до утра. За последние месяцы мне удалось, наверное, только один раз прийти домой очень рано, примерно в час ночи, и это было счастье (смеётся). Но заснуть было невозможно, поскольку надо подготовиться к следующему дню, посмотреть новости, чтобы быть в курсе всех событий, и так далее. Контроль постоянный, особенно со стороны главы республики. Возникают спешные вопросы, когда Сергей Валерьевич (Аксёнов. – Ред.) ставит задачу и говорит: завтра к утру доложить об исполнении. И никто не оспаривает, не говорит, что домой хочется. Все работают в министерстве, как и во всём правительстве Крыма, допоздна, а иногда и до утра. 

– Проблема транспорта, в принципе, всегда актуальна…

– И это касается не только транспорта. Есть отрасли, проблемы которых будут актуальны всегда. Это и жилищно-коммунальное хозяйство, и медицина, и ряд других направлений, в том числе и транспорт. Возьмём в качестве примера Керченскую паромную переправу. Нет у нас права на ошибку, даже на минуту. Решения принимаются мгновенно. И от того, правильно они принимаются или нет, зависят жизнь и благополучие крымчан и гостей нашего полуострова. 

– Что касается курортного сезона… Как будет работать переправа?

– Это отдельная тема для разговора, если честно. Многие представители федеральных и других ведомств не совсем понимают её значение для крымчан, отодвигая её работу, может быть, на второй план. Нужно понимать: всё то, что мы сегодня вечером за ужином, завтраком, обедом съели, всё, что мы на рынке, в магазинах купили – всё это прибыло через паромную переправу, с материковой части России. Это если сегодня говорить о логистике. Заработал бизнес, начались поставки с материковой части. Приведу в качестве примера: за весь минувший год через Керченскую паромную переправу перевезено 72 тысячи фур, а только за два месяца нынешнего года переправлено 24 тысячи грузовиков. Это говорит о том, что оборот будет возрастать, особенно к курортному сезону.

– Сколько паромов обслуживают переправу, хватает ли их?

– На сегодняшний день в акватории Керченского пролива работают девять паромов. Кроме того, за счёт средств федерального бюджета будут приобретены ещё четыре парома – для перевозки грузовых и легковых автомобилей. Что касается пассажирского сообщения, то уже с 1 июня снова будет действовать единый билет. Это от Анапы до Керченской паромной переправы и далее по местам отдыха в Крыму. Будут также осуществляться перевозки пассажиров катамаранами «Сочи-1», «Сочи-2» в Крым, в том числе из Анапы.

Что касается пропускной способности, то мы создаём систему электронной очереди.

– Что она предполагает? Если можно, подробнее…

– Система пока работает в тестовом режиме и проходит апробацию. Благодаря ей любой человек, зайдя в Интернет, сможет увидеть в режиме реального времени ситуацию с загрузкой по каждому порту. Вот сейчас (министр загружает сайт на своём компьютере. – Ред.) мы видим, что в очереди 184 автомобиля. Далее, с помощью системы ГЛОНАСС (Глобальная навигационная спутниковая система), можно будет отследить перемещение судов между Крымом и материковой частью России.

Саму концепцию электронной очереди мы презентовали на сайте Совмина Крыма. Это будет форма, обязательная для заполнения. После регистрации заявители получат подтверждение, причём или в режиме СМС, или по электронной почте, после чего будут приглашаться на паром. По нашей задумке, каждый автомобиль будет иметь своё место на пароме, с учётом его габарита, веса и форм. Это всё учтено в механическо-математической модели нашей системы. 

– Это, с вашей стороны, научный подход?

– Это просто реалии времени. Для нас не проблема – создать электронную очередь. Вы знаете: нарисовать команде специалистов подобный сайт – две недели по времени. Тяжелее всего выписать сценарий, причём сценарий работы той же паромной переправы. Как именно будут формироваться накопительные площадки, какие и как будут приниматься решения по погрузке паромов и что делать, если возникли неблагоприятные погодные условия, как информировать в этом случае граждан? Отправная точка для нас – это двадцать четыре дня отпуска у курортника. Мы должны максимально предусмотреть, чтобы любой гражданин имел возможность купить билет в Крым и обратно, не испытывая проблем. А если возникнут вопросы погодного характера, что касается переправы, то он должен вовремя получить сообщение об этом. Техническую часть задачи мы сейчас отрабатываем и уже к апрелю её решим. 

– Паромная переправа – не решение проблемы. Тянется вопрос о строительстве Керченского транспортного перехода. Это будет тоннель или мост? 

– Решение о строительстве транспортного перехода принято на уровне федеральных органов власти, причём на самом высоком уровне. Скорее всего, и к этому склоняются как учёные, так и специалисты-практики, это всё-таки будет мост. Если говорить о перспективах сооружения тоннеля, то его содержание обойдётся намного дороже, нежели моста. 

– Не могу не спросить, как будет осуществляться транспортное сообщение с Украиной. Многих жителей Крыма интересует это…

– Разговоров на эту тему, действительно, много. На сегодняшний момент «Укрзалізниця» не поддерживает никаких отношений с Крымской железной дорогой и Министерством транспорта Крыма. Мы готовы обеспечить движение поездов по Крымскому федеральному округу, в том числе поставляемых от Украины в любом количестве, но назначений на осуществление движения от «Укрзалізниці» не поступало. Также есть информация, что со стороны Украины разобраны железнодорожные пути, заминированы мосты… От действий киевских властей страдает большое количество людей в Крыму. Этого в Киеве, к сожалению, не понимают или просто не хотят понять. Министерство транспорта делает всё возможное, чтобы пассажиры не испытывали дискомфорта: организовываем маршруты к границе, и даже в нейтральной зоне пытались это сделать, но украинская сторона этого не воспринимает. Ситуацию накаляют наши братья-украинцы, к великому сожалению. Ну как можно допустить, чтобы люди пешком топали по нейтральной зоне три-четыре километра? С детьми малыми, при сильном ветре, при морозе. Как можно разбирать путь и минировать мосты, разве это по-людски? Я этого понять не могу.

– Это ваши жизненные принципы? 

– Да, это от отца, от матери. Я рано их лишился (смотрит на фото родителей перед собой. – Ред.). Мне было шестнадцать лет, когда они умерли. Отец – ветеран Великой Отечественной войны, медик, известен в Крыму как основатель отделения челюстно-лицевой хирургии. Мама была всегда рядом с отцом, также в медицине…

– Вы из семьи медиков, а решили стать военным?

– После их смерти надо было не оступиться в жизни. Окончил военно-морское училище, затем экономический вуз в Николаеве. Затем занимался бизнесом в сфере автоперевозок, как грузовых, так и контейнерных. Был начальником отдела транспортной логистики, затем руководителем ряда транспортных компаний, был избран заместителем председателя ассоциации автомобильных грузовых перевозчиков Крыма. 

– То есть всё – сам? И всё знаете изнутри?

– Я этот путь, как говорится, от шофёрской баранки до руководителя предприятия прошёл, действительно, сам. У меня открыты все водительские категории, начиная от мотоцикла до автобуса и грузовой фуры. И кому бы то ни было обмануть меня очень сложно. Я все эти «хитрости» водителей знаю изнутри. Это касается и расхода топлива, и расстояний по доставке грузов. Так что ни водители, ни руководители предприятий меня обмануть не смогут. Хотя многие имеют желание ввести в заблуждение. 

– А почему не связали жизнь с армией, флотом? 

– На тот момент был полный развал. Это реалии. Не было ни нормального денежного довольствия, вообще ничего. Военные не могли прокормить свои семьи. Нашей зарплаты, в лучшем случае, хватало только на пачку сигарет и килограмм гречки. А дальше как жить? Со стороны руководства Украины не было ни грамма сочувствия к проблемам и чаяниям своих военнослужащих. Они нас просто не замечали. 

– А как ваши сослуживцы повели себя в новых крымских реалиях? 

– Я со своими однокурсниками и сослуживцами поддерживаю отношения всегда. Многие из них приняли решение остаться в составе Вооружённых сил Российской Федерации, стать гражданами России. Кто-то решил уехать в Украину. Это их решение. Я не принимаю бандеровский режим, установленный в настоящее время в Киеве. Я уверен, что моё мнение поддерживают и мои братья-украинцы. Мы же славяне и всегда должны держаться вместе.

– Ваше хобби?

– Любимые увлечения – подводная охота, сноуборд. Но сейчас на это времени вообще нет, работа поглощает всё. 

– И даже сноубордингу не нашлось применения?

– Нет (смеётся), только в плане расчистки от снега перевалов, межрегиональных трасс и так далее. А раньше любил покататься на Ай-Петри.

– А подводная охота? 

– Это было, кажется, только что: зафиксирован рекорд моего погружения на глубину в двадцать шесть метров в Чёрном море с задержкой дыхания, без акваланга. Но форму надо поддерживать.

– Добыча была? 

– Для меня главное, на самом деле, не в добыче. Каждое погружение – это всегда открытие чего-то непознанного, нового. Как пример, подводные скалы и гроты Тарханкута на западном побережье или, скажем, Аю-Даг на юге полуострова. Казалось бы, просто две точки на карте, но это не так. Представьте себе: ты ныряешь и испытываешь себя на прочность. Под рукой нет ни инструктора, который может помочь в любой момент, ни дыхательного аппарата. Ты один на один с природой, морской природой… 

– Ваше любимое блюдо? 

– Не задумывался над этим, я такой непривередливый. Когда служил, то ел всё, от гороховой до гречневой каши, чуть ли не гвозди переваривал (смеётся).

– А что можете приготовить?

– Практически всё – и супы, и борщи, и разные вторые блюда. Знаете, воспитывался без родителей, поэтому приходилось всё познавать и изучать, включая те жизненные моменты, которые должна бы выполнять женщина. Куховарю сам, и мне нравится. Я считаю, что мужчина должен уметь всё, в том числе готовить. Причём не только банальную яичницу или картошку поджарить. 

Фото: Сергей ПЛЕХАНОВ