Аметхан Султан – воздушный боец, не знавший страха
Аметхан Султан – воздушный боец, не знавший страха
31 января 2020 - 15:27
Аметхан Султан – воздушный боец, не знавший страха 31 января 2020 - 15:27
Никита Петров

Крымская земля дала Отечеству много героев. Но, наверное, особое место занимает выдающийся советский лётчик, дважды Герой Советского Союза подполковник Аметхан Султан. Родившийся в 1920 году в Алупке, он не думал о воинской славе. Ничего не предсказывало грядущей беды, чёрным облаком накрывшей страну.

Постепенно влюбился в небо

Бурно развивалась промышленность, машины завоевывали сердца ровесников. Казалось, все дороги открыты. Закончив семь классов, Аметхан подался в железнодорожное ФЗУ. Работал слесарем, подручным котельного мастера в депо. Одновременно учился в Симферопольском аэроклубе, постепенно влюбляясь в небо.

Когда настало время идти на военную службу, ожидаемо получил назначение в Качинскую военную авиационную школу, после окончания которой в 1940-м год прослужил в Белоруссии в составе 4-го истребительно-авиационного полка, имевшего на вооружении устаревшие самолёты И-153.

Именно на них в первый день войны он сделал несколько боевых вылетов против наступавших гитлеровских войск. На третий день полк перестал существовать: материальная часть была полностью уничтожена.

После переформирования Аметхан попал в систему ПВО Ярославля. Здесь одержал первую победу, показав агрессивность и свойственную только лучшим летчикам-истребителям черту характера – найти, атаковать и уничтожить врага любым способом.

31 мая 1942 года, израсходовав в атаках весь боезапас, чтобы не допустить врага к цели, он таранил немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88», ударив его левым крылом снизу. При ударе самолёт Аметхана застрял в уже загоревшемся «юнкерсе» так, что крыло бомбардировщика наглухо «запечатало» лётчика в кабине. Чудом ему удалось руками оттолкнуться от вражеской машины и выпрыгнуть из падающих обломков, спустившись на парашюте.

Через короткое время лётчика вызвали в Ярославль, в местный комитет по обороне. Там оценили его подвиг, наградив почётной грамотой и именными часами. Церемония состоялась на Советской площади при огромном стечении народа, рядом на всеобщее обозрение был выставлен разбившийся «юнкерс». Позже за этот подвиг лётчик получил орден Ленина – высшую награду СССР.

 

Король тарана и душа компании

В августе 1942 года полк, в составе которого сражался лейтенант Аметхан, действовал на Сталинградском фронте. Одержав в августе и сентябре несколько побед, лётчик снискал славу сильного, не знающего страха воздушного бойца.

Беспощадный в небе, на земле он был совсем другим. Таких называют «душа компании». «Полк без Аметхана, что свадьба без музыки», – говорили о нём сослуживцы. Отличаясь яростным лётным почерком, он и на земле умел сохранять свой неповторимый стиль во всём, даже во внешности и одежде.

Один из его фронтовых друзей, французский лётчик Франсуа де Жоффр из полка «Нормандия – Неман», очень точно описал советского коллегу, с которым встретился, когда «Нормандия» торжественно отмечала награждение полка орденом Боевого Красного Знамени: «В этот день я встретил своего старого друга Амет-Хана  – дважды Героя Советского Союза, прославленного «короля тарана». Мы проводим вместе несколько часов, и я с большим интересом слушаю этого невысокого мужчину, с густыми чёрными вьющимися волосами, выбивающимися из-под лихо заломленной каракулевой шапки. Всё в нём необычайно выразительно и живописно: голос, лицо, жесты и даже его кавалерийские галифе, очень широкие вверху и обтянутые на икрах, заправленные в чёрные сапоги из мягкой кожи. Его имя чрезвычайно популярно в Советском Союзе. Можно целыми неделями слушать рассказы о его многочисленных подвигах. С начала войны он совершил более пятисот боевых вылетов и сбил двадцать вражеских самолётов».

Естественно, что такой лётчик быстро вошёл в элиту ВВС Красной армии. Некоторое время Аметхан воевал в спецгруппе, созданной для борьбы с немецкими асами. Там только в одном бою он сбил два немецких Ме-109, сам был сбит, выбросился с парашютом, и буквально на следующий день снова дрался в воздухе. Бой был для него стихией!

После этого капитан Аметхан был переведён на должность командира эскадрильи в один из самых прославленных полков советской авиации – 9-й гвардейский истребительно-авиационный полк. В его составе ему удалось даже совершить несколько вылетов в небе родного Крыма.

«Как лётчик, отлично владеющий самолётом Як-1, Амет-Хан не имеет себе равных. Как командир, он требователен к себе и подчинённым» – так отозвался о нём Лев Шестаков – сам прекрасный боец, командир и тактик, имевший в подчинении лучший на то время истребительный полк.

Он любознателен, особенно в вопросах авиации. В январе 1944 года лётчики полка посадили на свой аэродром немецкий связной самолёт «шторх». Неугомонный Султан, осмотревшись в кабине, уже через несколько минут поднял его в воздух. Наверное, так в нём родился будущий летчик-испытатель.

8 февраля 1944 года в районе Борислава, сбив седьмой «Хейнкель-111», он стал рекордсменом по уничтожению бомбардировщиков этого типа. Свою последнюю победу заместитель командира полка гвардии майор Аметхан Султан одержал прямо над аэродромом Темпельхоф в Берлине, сбив ФВ-190.

На земле умирать не пристало

Летом 1946 года подполковник Аметхан был принят на работу в лётно-исследовательский институт ВВС, став лётчиком-испытателем. И здесь он пользовался уважением и популярностью не меньшими, чем на фронте. За штурвалом Ту-16 он участвовал в программе подготовки космонавтов. Отрабатывал нахождение в невесомости. Говорят, Юрий Гагарин и другие космонавты ласково называли Аметхана «батей».

В его послужном списке – крайне рискованные полёты по отработке системы управления беспилотных самолётов-снарядов КС-1. В 1961 году ему было присвоено звание заслуженного лётчика-испытателя СССР.

Дважды Герой Советского Союза, он был награждён тремя орденами Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й cтепени, Красной Звезды, «Знаком Почёта», медалями.

Аметхан погиб при испытаниях самолёта Ту-16ЛЛ 1 февраля 1971 года. Он принял смерть, почти как в притче, которую любил рассказывать друзьям, – об орлах, умирающих в небе, потому что на земле им умирать не пристало.