Алла Пашкунова: Лучше сделать, чем пообещать и не выполнить
Алла Пашкунова: Лучше сделать, чем пообещать и не выполнить
15 марта 2015 - 18:10
Алла Пашкунова: Лучше сделать, чем пообещать и не выполнить 15 марта 2015 - 18:10
Наталья Клименко

Вице-премьер крымского правительства рассказала «Газете» о новых больницах, детских садах и школах, а также о своем фирменном блюде и путешествии на Валаам

В Совете министров Крыма Алла Пашкунова как заместитель главы правительства нашей республики отвечает за здравоохранение, образование и в целом за всю социальную сферу. В своем интервью «Газете» она рассказала о том, какие шаги предпринимают крымские и федеральные власти для обеспечения крымчан качественным медицинским обслуживанием, что такое ЖНВЛП и как родителям правильно распорядиться материнским капиталом.

– Вы как вице-премьер правительства курируете непростые, я бы сказал, больные темы. Это и медицина, и сфера образования, и пенсионный фонд, и другие социальные направления. На все ли хватает времени, все ли успеваете?

– Если сказать, что все успеваю, то это будет самонадеянным заявлением. Быть в политике вообще нелегко, а в исполнительной власти тем более. Это только мужчинам, наверное, со стороны кажется, что если у тебя красивая походка и высокие каблуки, то ты успешна и все у тебя хорошо. На самом деле за этим скрывается вечерняя тяжесть в ногах, а за фотографиями детей, которые в рамочках стоят на столе, – бессонные ночи. В том числе это и невозможность приготовить какое-то вкусное блюдо для своей семьи, и не потому, что ты не умеешь, а просто времени не хватает.

Дело в том, что та работа, которой мы занимаемся, требует или полной самоотдачи, а это двадцать четыре часа в сутки, или же лучше вообще ею не заниматься. Середины здесь не бывает. Даже когда ты возвращаешься с работы домой, то все равно думаешь о работе. Ты анализируешь прошедший день, планируешь следующий, пытаешься продумать каждый свой ход, как на шахматной доске. В исполнительной власти очень высокий уровень ответственности, поскольку от конкретно тобой принятых решений зависят судьбы, здоровье и положение очень многих людей.

Это не как в знаменитом фильме «Унесенные ветром», где Скарлетт О’Хара говорила, что об этом она подумает завтра. У нас по-другому, решение приходится принимать быстро, и зачастую, учитывая наши условия, ситуация требует нестандартного решения. А самое главное, что за него надо нести ответственность. Хотя меня еще с детства приучили, что лучше не обещать, но сделать, чем пообещать и не сделать.

– Говоря о больных темах, я имел в виду в первую очередь медицину, поскольку процесс адаптации медучреждений проходил сложно…

– Можно говорить о серьезной реформе здравоохранения. Назову только две позиции. Во‑первых, из муниципальной собственности были переданы в ведение Министерства здравоохранения Крыма все медицинские учреждения республики. Во‑вторых, большинство медучреждений перешло к работе в системе обязательного медицинского страхования. В Российской Федерации на эту систему перешли еще в 1993 году, а в Крыму мы осуществили переход буквально за несколько месяцев. Естественно, это был сложный процесс, были определенные трудности. В их преодолении нам серьезно помогает Министерство здравоохранения Российской Федерации, поэтому надеемся, что процесс адаптации завершится полностью в ближайшие месяцы и, главное, безболезненно для крымчан.

Впервые за 23 года в Крыму начали системно заниматься отраслью здравоохранения, куда ранее никаких капитальных средств не вкладывалось. А только в этом году планируется выделить 1 млрд 170 млн рублей на ремонт 18 медицинских учреждений в городах и районах Крыма.

Предусмотрены средства в рамках федеральной целевой программы, которая была принята Правительством России в августе минувшего года, на строительство двух крупных многопрофильных медицинских центров. Один из них будет построен при симферопольской городской больнице № 6. В нем будут работать высококлассные специалисты из российских регионов, которые параллельно будут обучать и наших врачей. Ведь посмотрите, мы чуть ли не каждую неделю отправляем несколькими самолетами МЧС тяжелобольных деток из Крыма в Москву и Санкт-Петербург, в специализированные центры. Когда подобный центр построят в Симферополе, то помощь будет оказываться на месте.

Еще один многопрофильный медицинский центр в Симферополе построят до 2020 года. Он будет включать в себя детское и взрослое отделения, инфекционную больницу и диагностический центр.

Предполагается, что эти центры будут обслуживать все население Крыма, нуждающееся в оказании экстренной хирургической помощи.

– А если говорить о строительстве новых школ, детских садов?

– В прошлом году была выделена субсидия в размере 577 миллионов рублей на открытие новых мест в детских садах. Для нас это очень острый вопрос, поскольку в очереди в республике стоит порядка 17,5 тысячи детей. За счет этой субсидии будут открыты дополнительно 3052 места для детей. Кроме того, по федеральной целевой программе, планируется строительство девяти новых детских садов и тринадцати общеобразовательных школ. Это на период с 2015 по 2020 год.

– Еще о медицине. Стоит ли ожидать снижения цен на лекарства в аптеках?

– Еще один непростой вопрос. Сама покупаю лекарства в аптеках, знаю цены. Хочу сообщить, что с 1 марта вступило в силу распоряжение Правительства Российской Федерации, которым закрепляется перечень из шестисот восьми жизненно необходимых, важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Это наиболее востребованные и необходимые лекарства, которыми пользуются граждане повседневно и на которые правительство регулирует оптовую и розничную надбавки. В связи с ростом обеспокоенности населения ценами в аптеках 9 марта 2015 года президент Путин подписал Закон «О внесении изменений в статью 61 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств». Поправки переносят срок вступления в силу права правительства устанавливать особенности госрегулирования цен на препараты из списка жизненно необходимых с 1 июля на 16 марта 2015 года. Сегодня контроль за ценами осуществляют прокуратура республики, комитет по ценам и, естественно правительство. Эти вопросы находятся на постоянном контроле у Главы Республики Крым Аксенова. К нам уже поступили сигналы на некоторое завышение цен, были проведены проверки, и руководители аптек привлекались к значительным административным штрафам. Так что контроль будет очень серьезным.

– Нет ли дефицита лекарств?

– Лекарств хватает. В медучреждениях еще в конце года был создан необходимый запас, чтобы мы плавно и комфортно перешли в 2015 год и все граждане, которые обслуживаются в лечебных учреждениях, получали эти препараты. Сейчас Минздравом Крыма формируется заявка на закупку нового объема препаратов. Суммы большие. Достаточно сказать, что только для льготной категории граждан в начале года было закуплено лекарств на сумму 272 миллиона. До конца нынешнего года на эти цели из федерального бюджета будет потрачено около полутора миллиардов рублей.

– Если говорить о материнском капитале, как обстоят дела с выдачей сертификатов?

– Порядка шестидесяти тысяч семей, имеющих второго и третьего ребенка, могут получить сертификат, который удостоверяет их право на получение материнского капитала. В этом году он установлен в размере 453 026 рублей, и родители имеют право вложить эти средства или в образование ребенка, или в улучшение жилищных условий, или же в накопительную часть собственной пенсии. Как свидетельствует практика, чаще всего родители вкладывают материнский капитал в образование либо в улучшение жилищных условий. На начало марта текущего года в Крыму уже выдано около 10 тысяч сертификатов, и процесс их получения продолжается. Это серьезная помощь и серьезное стимулирование молодых семей к тому, чтобы они рожали второго, третьего ребенка и таким образом улучшали демографическую ситуацию.

– Ситуация с зарплатой, почему учителя, врачи получили меньше в январе?

– Январь нестандартный месяц, много выходных дней, и стимулирующие выплаты за них не начислялись, поэтому сумма вышла несколько меньше. В феврале ситуация выровнялась, зарплата и учителям, и врачам выплачена в полном объеме, и она выше, чем была в январе.

– Вы в свое время работали в школе, что вспоминается прежде всего?

– Честно говоря, не могу похвастаться большим педагогическим стажем (всего год), как и стажем классного руководства. Когда я пришла в школу, а это была школа № 25 города Симферополя, мне было 22 года, а ученикам по 17 лет, разница, в принципе, небольшая. Сейчас многие из них живут в разных странах мира. Кто в Европе, кто в Австралии, кто в Симферополе.

– Узнают свою учительницу?

– Узнают, но не всегда подходят (смеется).

– Ухаживали за вами в школе?

– Я не назвала бы это ухаживанием. Скорее, пытались дружить, потому что возрастная разница, как я говорила, была небольшой, и я старалась их понять. Класс был очень непростой. В нем были собраны трудные подростки из других школ для проведения своеобразного эксперимента. Хотели посмотреть, что из этого получится в результате моего классного руководства и их присутствия в школе.

– И что получилось в итоге?

– Все было не так плохо. Я всегда старалась их понять, пойти навстречу и позиционировать себя скорее как человек, который им хочет помочь, чем как человек, который хочет ими командовать. Хотя у многих из них были проблемы с учебой и поведением. Некоторые состояли на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Но на все были причины. Где-то неблагополучные семьи, кто-то потерял родителей. Я бывала у них дома, посещала милицию, пыталась заниматься их судьбой в буквальном смысле этого слова. Так что школьным делам я уделяла много времени. И школа для меня тогда была вторым домом. Бывало такое, что родители этих подростков приходили ко мне в школу и просили поговорить со своими детьми, потому что они их не слушали. Вот это дорогого стоило.

– Вы закончили один из старейших вузов Европы – Тартуский университет. Вам посчастливилось слушать лекции известного профессора, литературоведа Юрия Лотмана…

– Да, это так. Кроме того, занималась на семинарах у его супруги, также профессора Зары Григорьевны Минц. Я изучала символистов, даже писала научные работы на эту тему, был такой период в моей жизни. Юрий Михайлович занимался русской литературой начала XIX века, а его супруга – началом XX, Серебряным веком русской литературы.

Это были невероятно образованные и интеллигентные люди, которые жили крайне скромно и полностью отдавали себя науке. Их лекции приезжали слушать со всего Советского Союза. Во всяком случае, в нашей группе были студенты из Новосибирска, Одессы, Москвы, Санкт-Петербурга. Это были люди, которые уже закончили вузы и заново поступили в Тартуский университет, чтобы прослушать курс лекций профессора Лотмана и  З. Г. Минц и заниматься научной работой под их руководством.

На их лекции приходили даже летчики из местного гарнизона, и Юрий Михайлович никогда не был против.

Он очень уважительно относился к людям. К студентам обращался только на «Вы». И приветствовал, если студенты друг к другу обращались тоже на «Вы». Тем самым подчеркивалось уважение к личности каждого человека и умение находить общий язык и понимание.

– Ваша любимая книга?

– Я читаю много. Из последнего, что я перечитывала, – это произведения Нобелевских лауреатов. Маркес, Хемингуэй, Бунин. В общем, предпочитаю классику, хорошую прозу.

– Любите путешествовать. Есть любимые места?

– Очень люблю. Особенно по России, правда, не всегда это получается. Одно из любимых мест – это Санкт-Петербург. Город, который никогда не надоедает, город, в котором постоянно что-то для себя открываешь. Одно из путешествий, которое особо запомнилось, – по Ладожскому и Онежскому озерам на теплоходе с посещением Валаама и Кижей. Необыкновенная северная природа, мощная, почти нетронутая цивилизацией, могучая, как сама Россия, такая же сильная, огромная и вольнолюбивая.

– А в Крыму ваше любимое место отдыха?

– Я, наверное, скажу банальную вещь. По количеству красивых мест, исторических и культурных памятников, если брать на единицу площади, то другого такого места в мире нет. Я люблю Коктебель, Судак и вообще восточный Крым.

– Что для вас отдых?

– Прежде всего путешествия. Мне очень интересно наблюдать за людьми. Как они живут, как обустроен их быт, как говорят, какая у них кухня, какие приоритеты в жизни. Люди всюду разные, интересные. Это дает хорошую пищу для размышлений и определенный заряд энергии для того, чтобы жить и двигаться дальше.

– Дома вы тоже руководитель?

– Пытаюсь им быть, но меня одергивают и говорят, что стоит сменить интонацию, поскольку я уже не на работе, а дома (смеется). Я на это реагирую. Хотя зачастую бывает такое чувство усталости, что сил не хватает ни на командный тон, ни на какой другой.

– Вы считаете себя сильной женщиной?

– Односложно ответить на этот вопрос я не могу. Стараюсь, конечно, справиться со всеми проблемами, но судить об этом могут люди, с которыми я работаю и живу.

– Ваше любимое блюдо?

– Сало, приготовленное моим папой, и соленья, сделанные мамой. Можно иногда что-нибудь изысканное изобразить, но никакая лазанья или филе трески в песто не заменят вкус хрустящего огурчика и домашнего сала.

– А что можете приготовить сами, ваш фирменный рецепт?

– Котлеты. Их обожает мой сын и говорит, что так, как их делаю я, не получается ни у кого.

Ингредиенты у всех обычные, но ведь каждая хозяйка делает это блюдо по-своему. Как это объяснить, не знаю.

– А рецепты собираете?

– Нет, не собираю, поскольку на кухне провожу крайне мало времени. Поэтому предпочитаю рецепты, менее затратные по времени.

– Какой стиль в одежде предпочитаете?

– Деловой и удобный. Сама не шью. Хотя раньше вязала, но в последнее время этим заниматься некогда. Покупаю вещи в основном в поездках, когда это получается. Каких-то особых брендов не придерживаюсь, предпочитаю то, что мне подходит. Есть мое внутреннее чувство стиля, которого я стараюсь придерживаться. Соблюдая этот стиль, я чувствую себя комфортно.

Фото из личного архива Аллы Пашкуновой