Александр Спиридонов: Плохому танцору и молодость мешает, и старость
Александр Спиридонов: Плохому танцору и молодость мешает, и старость
18 декабря 2015 - 12:02
Александр Спиридонов: Плохому танцору и молодость мешает, и старость 18 декабря 2015 - 12:02

 

Глава Госкомитета по государственной регистрации и кадастру РК о «вкусе» власти и за что любит бабушкины песни 
О пока не сбывшейся мечте стать журналистом, о том, почему не любит извиняться, с удовольствием работает «на земле» и о многом очень личном глава Госкомрегистра Крыма предельно искренне рассказал «Газете».

– Родом я из степного Крыма. Родители познакомились ещё в школе, стали встречаться. Когда папа из армии вернулся, после пяти с половиной лет платонических отношений, «розовых» свиданий свадьбу сыграли. Всё было так, как заведено в русских семейных традициях. Ни о каком гражданском браке и речи быть не могло. Поэтому я рос в семье относительно строгих нравов. По маминой линии родня приехала в Крым с Кубани. Папины родственники в 30 годах после раскулачивания были высланы из Ростова-на-Дону на Урал.

– Значит, вы казацких кровей?

– Это мой «недостаток» среди прочих, (смеётся). Отсюда, возможно, эмоциональность, иногда не соответствующая моей комплекции энергичность. А юристом стал отчасти и потому, что родители-крестьяне пожелали сыну более лучшей судьбы, чем спину «рвать». Тем не менее я с удовольствием езжу к родителям, чтобы помочь по хозяйству. Работа «на земле» хоть и не обогащает, но облагораживает.

– Вы один ребёнок в семье?

– Есть младшая сестра, она тоже юрист.

– По гороскопу вы бык и телец «в одном флаконе», тот ещё характер!

– Бог его знает (смеётся). Поскольку год и месяц рождения соответствуют знаку Земли, да, я живу в системе причинно-следственных связей. Все основные законы логики, посыл-следствие и т. д. – это моё. Я только на таком стою, мистик из меня посредственный.

– Интуиции вообще не доверяете?

– Рад бы ей доверять, но это же самое сложное. Интуиция может говорить – из дома не выходи, машина собьёт. Ты не вышел, а может, наоборот, надо было выйти, не сломал бы ногу. Интуиция – крайне трудная сфера для меня.

– Вы – один из самых молодых руководителей среди других республиканских ведомств. Впрочем, молодость – недостаток, который очень быстро проходит. Вам этот недостаток мешает или, наоборот, помогает в работе?

– Плохому танцору и молодость мешает, и старость. Не хочешь танцевать, посиди в зрительном зале. Пока желание работать есть, можно считать, что всё в помощь человеку. Когда оно иссякает, либо не зародилось в своё время в силу воспитания, наследственности, чего-то иного, тогда всё мешает.

– К слову, вы танцевать любите?

– Мужчины не танцуют, они даже ходят с трудом (смеётся). Я периодически занимаю себя песнопением. Мои кубанские прабабушка и бабушка были большими мастерицами в этом деле. И часто вечерами, сидя на лавочке возле дома, пели и про огарочек свечи, и про дикие степи Забайкалья, и про парня молодого. Я с детства знал их репертуар.

– Когда настроение неважное, можете и песню затянуть?

– Легко.

– Сфера, за которую отвечаете – земля, жильё и т. д., одна из самых сложных. Отдыхаете как?

– Нет лёгкой работы. Любая, кроме материального достатка или недостатка, социального статуса и прочего, приносит и усталость. Это великая ложь, если кто-то скажет, что 30 лет работает, ни разу не был в отпуске и кайфует. Значит, надо разобраться, чем вообще занимается в рабочее время этот «кайфолов». Самый главный отдых для меня – элементарный здоровый сон. В Новый год хотелось бы, нагулявшись, уснуть под утро и проспать до следующего утра. Хотя бы сутки (смеётся). Чтобы не звонил телефон, и по новостям никакие страшилки не показывали. Очень хорошо, что в период рождественских каникул принято с друзьями встречаться и обсуждать не курс валют или блокаду Крыма со стороны Украины, а просто говорить о приятном.

– И тем не менее должность у вас такая, что больше всех знаете об имуществе многих в Крыму. Ноша тяжёлая?

– Об имуществе больше всех знают глава Крыма, прокурор и другие правоохранительные структуры. Я не скромничаю. Ведь решения о регистрации того или иного имущества носят абсолютно добровольно-заявительный характер. Кто пришёл к нам со своими документами, тот, соответственно, и показал своё имущество при его внесении в реестр. Я не собираю никакие папки, как делал в своё время Лаврентий Берия, чтобы знать, у кого, где и что спрятано.

– Сколько там того Крыма, все про всех всё знают.

– Абсолютно верно. Все декларации заполняются честно, правдиво. А если это не так, то об этом тоже становится известно.

– Были ситуации, когда вам настоятельно рекомендовали принять именно такое, а не иное решение?

– В таких случаях всегда есть дискуссия: сторона А считает, что всё законно, сторона Б не соглашается и доказывает свою правоту. Я персонально вообще арбитром не являюсь. Поскольку мы – орган бесспорной юрисдикции. Если кто-то хочет оспорить решение регистратора, ребятушки, вам – в суд. Если кто-то меня хочет убедить, чтобы я убедил регистратора, поясняю, что такой власти не имею. Есть классная присказка у юристов: не знаешь, как поступить, поступай по закону. Сложнее тем людям, которые его не знают. Они начинают ситуацию мистифицировать, мол, всё куплено, с меня вымогают, палки в колёса вставляют т. д. Всё это ерунда, родной, ты просто законы не знаешь. И не выдумывай ересь, вместо того, чтобы поступить по закону. Кому ты нужен, чтобы подставлять свой бок под удар соответствующих проверяющих органов. Уважаемый, не мистифицируйте. Примерно так и веду разговор на эти темы, если кто-то приходит на личный приём.

– Понимают?

– Три «волшебные» буквы все же с детства знают – слово «нет», а для самых непонятливых можно повторить его дважды.

– Сегодня в Крыму существует кадровый голод во многих сферах экономики. Ваша структура не исключение?

– Кадров в госслужбе не хватает всегда, потому что это – классная «кузница» кадров, с которой все норовят сбежать в частную сферу. Но у нас нет ощутимого кадрового оттока. Это очень сложная отрасль абсолютно в любой стране. Медицина – это жизнь, здоровье. А что, собственно говоря, потом? Наша «пещера», «нора», в которой мы проводим всю жизнь – жильё. Да, иногда людям не нравится массив справок, который необходимо предоставлять для регистрации той же квартиры. Но вы задумайтесь, почему в вашу «пещеру» никто не врывается и палицей вас не прогоняет. Наверное, потому, что отстроена такая сложная система контроля за правоотношениями.

– Иногда она очень сложная.

– В случае с документами на недвижимость, как и с правилами дорожного движения, сложно. Где какой поворот, скоростной режим, кто кого пропускает, непросто разобраться. Тем не менее только тогда встречные потоки не пересекаются, тогда земельные участки не накладываются один на другой, и не ссорятся между собой соседи, когда градостроительные нормы и правила соблюдаются, когда надзор соответствующий выходит на место, лица, выполняющие проектные работы, с полной ответственностью подходят к своим должностным обязанностям. А нам отведена задача всему этому давать итоговую правовую оценку. Да, бывают «столкновения лбами» во время упорядочения сумбурных процессов, которые порождаются самовольными застройками, прочими реконструкциями и перестройками. Да, многие граждане недовольны, мол, я сделал пристройку к своей квартире и ни у кого землю не отнимал. Да нет, всё-таки ты её у других совладельцев многоквартирного дома отнял. Поэтому нелёгкая у регистраторов, учётчиков иногда ноша в виде отрицательных решений, неудовлетворения заявлений. Тем не менее это всё подчинено закону. Поэтому, когда иногда говорят, давайте-ка мы его нарушим, про три буквы я уже упоминал… Разглагольствовать о законе, в основном, себе позволяют те, кто его очень плохо знает.

– Что не избавляет их от ответственности перед ним?

– Это относится и к главному приоритету нашего ведомства – работать в максимальном соответствии с законом. Да, некоторые граждане пытаются обмануть, подают поддельные документы. Пытаемся выявлять это, не имея никаких лабораторий, что называется, на глаз. Если кто-то печатает что-то лишнее – обязательно понесёт наказание. И в этом заключается моя приоритетная задача как руководителя. Внутренний контроль – это всё!

– Вы свои ошибки признаёте, можете извиниться, если не правы?

– Плохой из меня дипломат, поэтому извиняюсь редко, но почти всегда стараюсь исправиться, ощущая внутреннюю неправоту. В конце концов, лишний раз извиниться – это сразу же с себя снять груз ответственности за исправление ситуации. В этой части я, к сожалению, немногословен. На меня могут обижаться. Близкие особенно. Увы, иногда мы более глубокие дипломаты в поверхностных отношениях, и, наоборот, поверхностны в глубоких отношениях. Это и к вопросу о моих недостатках можно отнести.

– Были в жизни поступки, за которые сегодня стыдно?

– Подъезды не расписывал, окна не бил, в целом, не хулиганил (смеётся), ни за что особо не стыдно так, чтобы в этом можно было признаться, по крайней мере.

– Что такое для вас власть? На «вкус» она какая?

– Власть – это не возможности, не «карьерная лестница, это – ответственность, груз, который ты обязан дотащить до следующего рубежа. На «вкус» она разнообразнее любого салата. Кисло-горько-сладкая, как поётся в песне Высоцкого. Спектр очень широкий.

– А как сладкий десерт она хоть иногда бывает?

– В виде признания итогов работы коллектива, безусловно. Всегда можно гордиться, если видны результаты твоих начинаний.

– Чем займётесь, если придётся сменить место работы? Мне кажется, из вас прекрасный адвокат получится. Чем бы никогда не хотели заниматься?

– Я был адвокатом почти пять лет. Про никогда… Никогда не говори никогда. Математикой никогда бы не хотел заниматься. Не хотелось бы таким образом оскорбить людей с исключительно аналитическим складом ума. Серьёзно думаю о дистанционном или заочном обучении на журфаке. У меня три мечты детства: преподавание, адвокатура и писательство в статусе журналиста. Преподавал, был адвокатом. Осталась журналистика. Мои литературные потуги есть на сайте «Крымское эхо», в газете «Русское единство». Дай бог, чтобы профессионалы оценили их хоть на слабую троечку. Стою на сенековском принципе – уча других, мы учимся сами. Это как в спорте – тратишь энергию, потом организм кратно её возмещает. Этим привлекает педагогика. А журналистика тем, что можно, как в известном изречении, нести доброе, светлое.

– Свободное время как проводите?

– С сыном, ему три с половиной года. Примерно раз в две недели езжу к родителям.

– Личности, оказавшие на вас самое большое влияние, есть?

– Отец и мать. И продолжают оказывать собственным примером.

– Что вас «заводит» духовно, творчески, эмоционально?

– Проблемы, правда, решаемые. Как ни призывай хирурга удачно прооперировать труп, у него это не получится. Ребята, скажет он, вам – к патологоанатому. Не люблю, когда меня заставляют решать «мёртвые» проблемы, особенно чужие. Есть байка про милиционеров, обнаруживших труп на дороге на границе двух районов. И они его с одной стороны на другую таскают, чтобы не расследовать убийство. Коллеги по цеху тоже иногда так хулиганят.

– Вы боитесь старости?

– Это как про привидение. По ТВ показывали, сам ещё не испытал. Поэтому, мне трудно ответить на этот вопрос.

– Как относитесь к юмору, есть любимый анекдот?

– Юмор нам жить и строить помогает. Любимых анекдотов – уйма. В качестве настольной книги – полное собрание сочинений Жванецкого. Правда, нахожу вдохновение даже в том, что трудно читается. Во время учёбы в Одесской национальной юридической академии год снимал комнату у филолога, имевшего шикарную библиотеку. Перечитал всего Хемингуэя, Дюма, Уильяма Шекспира, Достоевского. Когда читаешь его «Преступление и наказание», мурашки бегают по спине, так он детально передаёт внутренние переживания, страхи. Классику люблю. Но «Процесс» Кафки пока лежит на полке, пылится. Видимо, не дорос до него ещё. В конце рабочего дня организм больше тянется к Жванецкому всё-таки (смеётся).

– Со спортом на «вы» или на «ты»?

– Пару месяцев в году на «ты», остальное время – на «вы». Профессионально никогда ничем не занимался. С завидной регулярностью два-три раза в неделю хожу в бассейн, хотя бы 30 минут поплавать. Как правило, это уже глубокая ночь. Кстати, в это время суток там очень многих коллег по работе встречаю. Больше надо заниматься спортом. К сожалению, в этом плане могу себя назвать ленивым.

– Работа, наверное, не позволяет?

– Лень-матушка. Первые пару лет после окончания академии я в рабочем кабинете, чтобы взбодриться, от пола отжимался три раза по 30 раз. Сейчас уже таких «чудес» не вытворяю. Хочу танцами заняться.

– Машину водите?

– Не мужественный будет ответ на этот вопрос. В чём не нахожу удовольствия, так это – в езде. Хотя права есть, абсолютно безразличен к автомобилям. Впрочем, к телефонам, часам тоже.

– Какой вариант вам больше по душе: квартира в центре города или уютный дом в деревне?

– Как бывший сельский житель, небезразличен к земле. Хотелось бы иметь загородный домик, с большим приусадебным участком. В Симферополе это практически нереально. Придётся выбирать место подальше от города.

– Ваш любимый цвет и аромат?

– Цвет – тёпло-голубой и персиковый. Нравятся мягкие цвета, глаз радуют, и мягкие ароматы.

– А с каким ароматом ассоциируется детство?

– Молока. У бабушки корова была своя. Я всегда активно был задействован в майской сенозаготовке. И коров бабушкиных с ребятами пас. С детства люблю запах скошенной травы, высушенного сена. В августе в степи – тяжёлый воздух, уже всё высохло, цветут в основном тяжёлые травы. А майско-июньское сочное разнотравье – один из любимых ароматов детства.

– В каком костюме водили хоровод вокруг ёлки – зайчика, котика, мишки?

– Был только один костюм – мишки. Пока из него не вырос, в нём хороводы и водил. А потом уже – в штатском (смеётся).

– Где мечтаете побывать?

– Есть две противоположные по географии мечты – крайний Запад и крайний Восток Евразии. Хочу посмотреть, как замёрзший Байкал зимой «играет», камчатские гейзеры, и покататься где-нибудь по британским сёлам с овечками. Чтобы эти два мифа о «лапотности» России и «прогрессивности» Запада для себя развеять.

– Любимые напиток и блюдо есть?

– Любимого напитка нет. Блюдо – пельмешки с домашней сметанкой, шашлык. Из недавних открытий – хороший хинкали готовят в одном из ресторанов Симферополя. Сам могу сварить хороший борщ, в студенческие годы научился. Блины умею жарить. Обожаю готовить на костре. Экспериментировал с пловом собственного приготовления. Была бы возможность жить не в квартире, а в доме, жене заказывал бы на ужин овощи гриль и печень. Не только же мою всё время «клевать», можно и говяжью (смеётся). Хотя обжорство – это один из самых тяжких грехов (вздыхает).

– Уже понятно, что сына с вами жена может оставить. Голодным ребёнок точно не будет.

– Нежелательно. Он будет плохо воспитан (смеётся).

Фото: Лидия ВЕТХОВА