Александр Жданов: Получаю удовольствие от жизни в Крыму
Александр Жданов: Получаю удовольствие от жизни в Крыму
03 июля 2015 - 12:05
Александр Жданов: Получаю удовольствие от жизни в Крыму 03 июля 2015 - 12:05

 

Министр ЖКХ республики о том, почему переехал работать на полуостров, жизненных принципах и путешествиях на автомобиле 
О том, как он, офицер, окончивший командное училище, морской пехотинец, полковник в отставке, согласился командовать одной из самых сложных отраслей экономики, о любимых книгах, недостатках собственного характера, вере в Бога и многом другом руководитель ведомства рассказал читателям «Газеты».
Фото: Лидия ВЕТХОВА 

– Александр Анатольевич, то, что вас называют «человеком Шойгу», вы, наверное, знаете. Служили вместе? Как вас, боевого офицера, занесло в ЖКХ?

– (Смеётся.) После окончания в 1982‑м Одесского высшего командного артиллерийского училища меня направили служить на Дальний Восток, в морскую пехоту. 12 лет жизни прошли в этом удивительном регионе. Изучил его хорошо, так как пришлось служить в разных гарнизонах. Сын, например, родился во Владивостоке, за 200 километров от места, где я тогда служил. Но ближе роддома не было, пришлось везти жену туда. Но такие условия жизни очень сплачивают людей, объединяют. А в школу сын пошёл уже в Санкт-Петербурге, так как я в то время учился в военной академии. Окончил её с золотой медалью, должен был остаться в адъюнктуре, но меня направили в Коломенское высшее артучилище, где дослужился от командира дивизиона до начальника факультета, готовившего десантников и морских пехотинцев. Кстати, из армии я тоже увольнялся в чёрной форме и белой фуражке.

– Бывшие и нынешние военные знают, как котируются эти войска и форма. А кортик у вас есть?

– А как же! Кстати, мои бывшие курсанты на всех четырёх флотах Союза служили. Из Коломны меня перевели в центральный аппарат Минобороны, в управление начальника ракетных войск и артиллерии РФ.

– Серьёзная структура. Тогда считалось, что попасть служить в здание на Фрунзенской набережной Москвы можно только по знакомству.

– «Волосатой руки» у меня не было (смеётся).

– И всё же как вас, боевого командира с академическим образованием, занесло в ЖКХ?

– Судьба.

– Вы верите в судьбу?

– А как по-другому? Взять, например, мою армейскую карьеру. Военных в семье не было и, как говорят, связей – тем более. Отец – инженер, мама – медсестра. А я увольнялся из центрального аппарата Минобороны РФ. Это ли не судьба? На гражданке надо было что-то делать. Жене сказал сразу: охранником не пойду (смеётся). Мне хотелось заниматься тем, где можно увидеть конкретные результаты своей работы. Вариантов было несколько: остаться в армии на гражданской должности или пойти в частный бизнес. Но это не моё: когда всю жизнь служишь Отечеству, общественные интересы ставишь выше личных. В то время как раз должны были вводить в эксплуатацию Дом правительства Московской области. Губернатором был генерал Борис Громов, поэтому в учреждениях работало много бывших военных. Мне предложили поучаствовать в строительстве правительственного здания – поручили отвечать за пропускной режим и хозчасть. Так я начал вникать в тонкости работы службы эксплуатации. И когда 1 сентября Правительство Московской области начало заезжать в новое здание, меня назначили замдиректора предприятия по эксплуатации. Так я стал заниматься собственно проблемами ЖКХ – вентиляцией, тепло- и электроснабжением и прочими вещами. Потом меня попросили возглавить это муниципальное предприятие. Мы обслуживали территорию от Домодедово до Внуково – Ленинский район Подмосковья.

– Опыт управления большим хозяйством получили колоссальный.

– А когда руководителем Московской области стал Сергей Кужугетович Шойгу, мне предложили другую должность. Зная как опытного эксплуатационщика, позвали в такую организацию, как ОАО «Славянка».

– Хоть Крым и находился тогда в составе Украины, но мы следили за событиями в России. И наслышаны о «Славянке», знаем, что там был, мягко говоря, завал.

– Когда мы пришли туда, там был не просто завал, коррупция зашкаливала. Возбудили уголовные дела. Пришлось вычищать эти авгиевы конюшни, рассчитываться с поставщиками, которым были должны колоссальные суммы, и прочее. Объём работы был очень большой. Ведь «Славянка» – самое крупное жилищно-коммунальное предприятие в России. Наша зона обслуживания была от Калининграда до Камчатки, численность работающих доходила до 100 тысяч человек. Все дома Минобороны, общежития, аэродромы, военные учебные заведения, дома отдыха, госпитали, воинские части мы обслуживали. У нас было 49 филиалов, в том числе и в девяти странах, в которых стоят российские воинские части, и на Украине тоже. Я был заместителем гендиректора – главным инженером ОАО «Славянка».

– И всё-таки почему вы оставили устоявшуюся столичную жизнь и переехали работать в Крым?

– Мне сказали «надо» (улыбается).

– Понятно, бывших военных не бывает.

– Жена, конечно, была в шоке (смеётся). Она так надеялась, что никуда уже не поедет, началась более или менее предсказуемая «гражданская» жизнь. И тут опять чемоданы…

– Она с вами в Крым тоже перебралась?

– Живёт «вахтовым» методом, поскольку работает в Москве – она товаровед, окончила торговый факультет Кишинёвского университета.

– А сын продолжил военную династию?

– Нет. Ему 27, он экономист, закончил школу с золотой медалью, институт имени Плеханова, сейчас учится в аспирантуре. Пока холост.

– Крымчане приезжих чиновников часто называют «варягами». Вы себя кем ощущаете, учитывая, что служили в разных регионах СССР?

– Мои родители жили в Одессе, и я два-три раза в год приезжал к ним из Москвы на машине. И в Крыму был. Поэтому когда приехал сюда работать, возникло ощущение, что приехал в отпуск. Я не чувствую себя здесь чужим, мне всё здесь знакомо. «Южный» стиль жизни для меня родной. Моя бабушка жила в Одесской области, родители жены тоже родились на Украине.

– Значит, вы «наш». Семья поддержала ваше решение работать в Крыму? Или «приказы не обсуждают»?

– Конечно поддержала, надо, значит, надо (смеётся).

– К какой категории людей себя относите: «хозяин жизни», «гость» или «наблюдатель»?

– Хозяином на 100% назвать себя не рискну, потому что очень много в жизни обстоятельств, от которых ты не зависишь. Если здравомыслящий человек, то зависишь от мнения людей, которые тебя окружают, от работы, семейных обстоятельств, состояния здоровья в конце концов. Главное, вести себя соответственно и по-доброму.

– Судя по всему, вы не «наблюдатель».

– Должность не позволяет. Потому что с меня спрашивают за результат, и приходится иногда принимать решения не как «хозяину», а как «деспоту» (смеётся).

– Вы жёсткий руководитель?

– Требовательный. Когда человека принимаю на работу, говорю: два месяца я вас вообще не трогаю. Кто бы мне что ни говорил, но считаю, что только через два месяца человек начинает понимать, что от него хотят, через полгода – что он должен делать, и лишь через год – как это должно делаться. А тем более сейчас, когда Крым перешёл в Россию, тут сплошная учёба для всех сотрудников – и опытных, и не очень.

– Вы опережаете время, идёте с ним вместе или отстаёте?

– Спешить жить не хочется (смеётся). Отставать тоже. Но сейчас из-за нехватки времени отстал в сфере культуры, не знаю, что происходит в кино, искусстве.

– У вас хобби есть?

– Самым главным хобби для меня всегда было… полежать дома на диване (хохочет).

– Готовить умеете?

– Если только простые блюда. Подготовить продукты – помыть, нарезать и т. д. – могу. Наверное, потому, что по характеру сангвиник, не люблю, когда что-то долго надо варить, тушить. Мне надо всё быстро пожарить, и всё.

– А какое любимое блюдо?

– Определённого нет. Люблю то, что вкусно. Здесь, в Крыму, очень люблю посещать крымскотатарские ресторанчики. Пробую в них то, чего нет, допустим, в Москве, на Украине. Крым – это же юг! Поэтому надо есть натуральное – фрукты, овощи. Люблю здешние молочные продукты, в Москве их практически нет. Откуда в Москве коровы? Признаюсь, получаю удовольствие от жизни в Крыму (смеётся).

– Несколько раз видела, как в выходной день вы пешком идёте по Симферополю.

– Я очень много хожу по городу. Мне нравится обилие зелени в нём. Впрочем, как и в любом населённом пункте Крыма. Поэтому и ездить по Крыму люблю – домики ухоженные, участки обработаны, приятно это видеть. Крымчане, конечно, труженики.

– Сами водите машину? Какой марки у вас автомобиль?

– Очень люблю путешествовать на автомобиле. Из Москвы до Одессы с учётом перехода границы я доезжал за 22 часа. Для меня не проблема проехать полторы тысячи километров туда и обратно. Автомобиль у меня недорогой, но надёжный – «фольксваген-гольф-плюс». Нас с женой устраивает.

– Вы сказали, что по характеру сангвиник. А что может вывести вас из себя?

– Есть такой грех, завожусь быстро. Но быстро и отхожу. Конечно, с годами стал более сдержанным.

– Любой скажет, что работа в сфере ЖКХ – это непросто. Юмор помогает при исполнении служебных обязанностей?

– На 100%. Без юмора я вообще не могу жить. С ним мне легче служилось в армии и сегодня работать.

– Александр Анатольевич, знаю, что многие офицеры, играют в преферанс.

– Я не играю. Из-за ситуации, которая была в детстве. Мне было лет 13, знакомые мужчины играли в преферанс. Понаблюдав за ними, я вроде тоже понял суть этой игры. Но один из игравших сказал мне: не стоит тебе этим заниматься, это игра на деньги, в итоге ни к чему хорошему не приведёт. И как отрезало. Да, я знаю, как играть в преферанс, но ни разу в жизни не играл. В «дурака» играю, это расслабляет (смеётся).

– То есть вы не азартный человек?

– Абсолютно не азартный. Хотя, служа в артиллерии, видел, как ребята играли в преферанс. Но не на деньги, а на то, чтобы накрыть «поляну». Дело в том, что в артиллерии надо хорошо знать математику, потому что без точных расчётов – никуда. Играя в преферанс, тоже надо иметь аналитические способности, математический склад ума.

– А что вы больше всего цените в друзьях?

– Порядочность. Ценю это качество не только в друзьях, но и в коллегах, работниках, знакомых.

– Поддерживаете отношения с бывшими сослуживцами?

– Все мои друзья – ещё из училища. И куда бы нас ни забрасывала армейская служба, мы дружили и дружим сейчас.

– А в какой стране хотели бы жить?

– В той, где родился. Не зря говорят: где родился, там и пригодился. Мы нигде никому не нужны. Везде будем чужими. И бедные, и богатые.

– Такое чувство, как ненависть, вам знакомо?

– Нет. Мне может что-то нравиться или нет, но чтобы ненавидеть… Брезговать – да. Например, мне противны змеи, мыши. Ненависть мне кажется отклонением от нормы. Даже убийц прощают. Ненавидят, наверное, только нацисты.

– Способность, которой вам хотелось бы обладать?

– У меня нет музыкального слуха, а петь люблю (смеётся). Помню, мне было 10 лет, наш класс победил в республиканском песенном конкурсе в Молдавии (министр родом оттуда. – Авт.). Были съёмки на телевидении. Мы тоже пели какую-то песню, но нас уже слушали профессионалы. В итоге ко мне подошёл один из режиссёров и сказал: ты рот открывай, но не пой. И тогда я понял, что петь мне таки не надо (заливисто смеётся).

– На каком-то музыкальном инструменте играете?

– Очень хотел научиться, но понимал, что без слуха делать это хорошо невозможно. Разве только на барабане. У сына слух идеальный, как и у жены, он прекрасно играет на гитаре.

– Вы верите в Бога? Если он существует, что бы вам хотелось от него услышать?

– Верю. И в церковь хожу. Знаю молитвы.

– Родители научили?

– Нет, мой отец – коммунист. А вера пришла ко мне сама. Или я к ней? Причём уже в солидном возрасте, после увольнения из армии. Став старше, начал понимать, что просто так в жизни ничего не бывает, мы не появились ниоткуда, тем более не от обезьяны. И, конечно, хочется верить, что, когда попадешь ТУДА, тебя не отправят в ад, а скажут: оставайся здесь. Что такое рай, я, конечно, тоже не знаю. Не дорос ещё, чтобы причащаться или исповедаться. Но мечтаю найти такого батюшку, которому буду доверять. У меня есть знакомый, который ездит за сотни километров к своему духовнику. Я мечтаю о таком. Считаю, что надо быть порядочным человеком, не делать зла, соблюдать библейские заповеди. Хотя мы не всегда это осознаём.

– Читать любите?

– Очень. Правда, сейчас на это практически нет времени. На новогодних каникулах прочитал Джорджа Оруэлла «1984». И ещё Владимира Маканина. Люблю Шукшина. В детстве увлекался фантастикой – Беляева любил, Конан Дойля. «Бульварную литературу» не читаю. Из современных детективщиков могу прочитать Устинову, Акунина. Конечно, очень люблю Валентина Пикуля. Нравится «Живые и мёртвые» Симонова. Эти авторы писали о жизни, поэтому их произведения будут актуальными всегда.

– Вы всегда со вкусом одеты. Сами себе гардероб подбираете?

– Это заслуга жены. Ей я доверяю на все 100%. Правда, она меня постоянно воспитывает, тренирует. Сейчас приехала в отпуск ко мне и сразу отругала, что надеваю не то, что надо (смеётся).

– Если придётся уйти с поста министра, сильно огорчитесь?

– Не огорчусь. Я живу по принципу, слова, кажется, принадлежат Омару Хайяму: легко подняться из грязи в князи, но должен помнить каждый князь, что он не вечен, вечна грязь. А ещё говорят, чем выше поднимаешься по служебной лестнице, тем больнее с нее падать или тем больше она шатается. Я прекрасно понимаю, что не буду всё время заниматься вопросами ЖКХ. Единственное, что хочется – поработать 2-3 года, чтобы показать результат. Ведь ЖКХ – это лакмусовая бумага состояния общества. Если работа отрасли устраивает население, то любые выборы состоятся, граждане будут поддерживать власть. У избирателей разные запросы, проблемы, но всех объединяет ДОМ, в котором всегда должны быть вода, тепло, свет. Отключите их в день выборов, и ничего не состоится. ЖКХ – это как воздух, мы дышим и не замечаем. Точно так же не замечаем, когда в доме есть вода, тепло, свет. Но как только случается сбой… Поэтому мы должны работать так, чтобы нас не замечали. Я и сотрудникам своим говорю: если нас не ругают и не хвалят, значит, работаем хорошо. Это другие подвиги совершают, стройки завершают. А мы с вами и в выходные, и в праздники работаем. В этом наш подвиг. Умные люди это понимают.