Айвазовский играл на скрипке, попав в пробку в Суэцком канале
Айвазовский играл на скрипке, попав в пробку в Суэцком канале
20 ноября 2018 - 15:00
Айвазовский играл на скрипке, попав в пробку в Суэцком канале 20 ноября 2018 - 15:00
Ирина Гуливатая
149 лет назад, 17 ноября 1869 года, в Египте открылся Суэцкий канал, соединивший для судоходства Средиземное и Красное моря. На торжественную церемонию его открытия пригласили гостей самого высокого ранга. В их числе был и наш великий земляк – художник Иван Айвазовский.

Художник Русского моря

Россия с самого начала проявляла огромный интерес к Суэцкому каналу. В отечественных газетах 1850-1860-х годов с завидной регулярностью сообщалось о проектах будущего канала, а затем и о его строительстве. Идею этого гидротехнического сооружения горячо поддерживало Императорское Русское географическое общество, считавшее, что канал должен произвести революцию в мировом судоходстве. Действительным членом общества был и Айвазовский – его приняли туда в 1853 году. И в этом нет ничего странного – до появления кинематографа и широкого распространения фотографии картины художников были единственным способом увидеть, как выглядят неизвестные земли. На торжественном заседании по случаю пятидесятилетия творческой деятельности Айвазовского вице-президент Российского географического общества Семёнов-Тян-Шанский сказал: «Русское географическое общество давно признало вас выдающимся географическим деятелем, первым русским самобытным художником того моря, которое в русских летописях носит название «Русского моря» (так раньше называли Чёрное море. – Ред.)».

В качестве художника, который должен запечатлеть событие особой важности, Айвазовский в составе российской делегации и прибыл в Египет на открытие Суэцкого канала.

Шесть тысяч гостей Порт-Саида

Утром 17 ноября 1869 года Суэцкий канал начал приём гостей. В Порт-Саид, город у северного окончания Суэцкого канала, прибыла эскадра из 48 украшенных флагами кораблей. Открытие канала проходило с большой помпой, а празднества по этому случаю длились семь суток. Никогда раньше Египет не знал таких торжеств и не принимал такое количество высоких европейских гостей. Всего в Порт-Саиде собралось шесть тысяч гостей. Вечером в городе был устроен большой праздничный бал и невиданный фейерверк, едва не закончившийся грандиозным пожаром. Великие пирамиды освещались магниевыми лампами.

Первым судном, которое прошло по Суэцкому каналу из Средиземного моря в Красное, стал корабль под французским флагом «Эгль» («Орёл») с французской императрицей Евгенией на борту. А пятым судном, прошедшим по каналу, был русский клипер «Яхонт». Он прошёл мимо двух других русских пароходов – «Генерал Коцебу» и «Владимир» – стоявших у входа в ожидании своей очереди. «Когда «Яхонт» с русским флагом поравнялся с ними, – сообщал находившийся на борту парохода «Генерал Коцебу» корреспондент журнала «Всемирная иллюстрация», – мы все высыпали на палубу и приветствовали его громким «Ура!». Минута эта показалась мне такой торжественною, что я упросил достойнейшего И. К. Айвазовского тотчас же набросать её беглый очерк».

Песни о Волге на берегах Египта

Поездка в Египет произвела на художника огромное впечатление. Вспоминая девять лет спустя свой жизненный путь, он рассказал об этом путешествии:

«Когда наш пароход входил в Суэцкий канал, шедший впереди его пароход французский сел на мель, и пловцы принуждены были переждать, покуда тот снимется. Эта остановка длилась часов пять. Была прекрасная лунная ночь, придававшая какую-то особенную, величавую красоту пустынным берегам древней страны фараонов, отторгнутой каналом от азиатского материка. Чтобы скоротать время, пассажиры русского парохода устроили импровизированный вольный концерт: г-жа Киреева, обладая прекрасным голосом, приняла на себя обязанность запевалы; стройный хор подхватывал. И вот на берегах Египта зазвучали песни о «матушке Волге», о «тёмном лесе» о «чистом поле» и понеслись по волнам, осеребрённым луною, ярко светившею на рубеже двух частей света».

Великий живописец скромно умолчал лишь о том, что и сам принимал участие в импровизированном концерте. Айвазовский прекрасно играл на скрипке и всегда возил её с собой. Взял он инструмент и в Египет и тотчас принёс его из своей каюты. А среди певцов хора была и младшая дочь Айвазовского, одиннадцатилетняя Жанна – она отправилась в это удивительное путешествие вместе с отцом. Вернувшись в Россию, художник посвятил Египту несколько картин и изобразил не только Суэцкий канал, но и поразившие его пирамиды, и пустыни этой страны, и величественную архитектуру Каира.