А собирался под домашний арест
А собирался под домашний арест
11 ноября 2015 - 20:01
А собирался под домашний арест 11 ноября 2015 - 20:01

 

За убийство президента мотоклуба «Островитяне» бывший депутат Алуштинского горсовета может отсидеть 14 лет
Бывший депутат Алуштинского городского совета приговорён Сакским районным судом к 14 годам колонии строгого режима за убийство симферопольского предпринимателя и байкера Александра Пятничко. «На основании представленных прокуратурой доказательств он (Петров. – Ред.) признан виновным в убийстве, незаконном хранении и ношении оружия и угоне. Установлено, что осуждённый в 2011 году совершил убийство президента мотоклуба «Островитяне», – сообщила на днях пресс-служба крымской прокуратуры.
Крымский байкер Александр Пятничко был убит осенью 2011 года.
Его убийцу задержали только спустя три года.

Напомним, 18 октября 2011 года 40-летний Александр Пятничко по прозвищу Лобо, президент крупнейшего в Крыму мотоклуба «Островитяне», выехал из Симферополя на своём автомобиле «тойота камри» в посёлок Мирный возле Евпатории. Домой байкер не вернулся, через два дня машину нашли в Евпатории. 27 ноября обез­главленный труп Пятничко обнаружили в коллекторе в Сакском районе. Подозреваемого в убийстве задержали только через три года – 24 сентября 2014 года. О некоторых подробностях этого резонансного дела «Газете» рассказал младший брат Александра Пятничко – Дмитрий.

– Накануне мы парились в бане, – вспоминает Дмитрий. – А на следующий день, 18 октября, Саня с потенциальным инвестором (нынешним осуждённым) должен был ехать в район Донузлава, смотреть земельный участок, на котором они планировали построить что-то вроде центра водных видов спорта – сёрфинга, дайвинга и прочее. Это как раз был мой день рождения. С тех пор я его не отмечаю, стараюсь убежать подальше от людей, уйти один в горы, поскольку настроение совсем не праздничное. Утром брат забежал в офис нашей компании, поздравил меня, «потаскал» за уши. Договорились, что он смотается в Мирный (посёлок близ Донузлава. – Ред.), а вечером будем отмечать мой день рождения в байкерском кафе. Саня отдал мне наряд на работы – наша фирма тогда участвовала в реконструкции улицы Горького в Симферополе – и уехал с инвестором смотреть участок, а я – на объект.

Вечером Дмитрию позвонила Сашина жена и сообщила, что его телефон не отвечает и она на такси едет за ребёнком в детский сад.

– Обычно это всегда делал Саня, – объясняет Дмитрий. – Я, как мог, успокоил Ирину, а сам стал периодически названивать брату. Но его телефон был «вне зоны доступа». Поздно вечером Ирина снова мне позвонила, Саша на связь до сих пор не вышел. Я дал ей несколько номеров телефонов его друзей-байкеров.

 Когда к утру следующего дня Александр Пятничко так и не объявился, родные поняли – случилось что-то экстраординарное.

– Мы сразу же пошли в милицию с заявлением. И хотя в то время Крым был ещё в составе Украины и заявления о пропаже человека принимали только спустя три дня после исчезновения, нам пошли навстречу и приняли, – рассказывает Дмитрий. – Это позволило сразу начать оперативно-розыскные мероприятия. Были разосланы ориентировки, к поиску подключили гаишников. И через трое суток во дворе многоквартирных домов в Евпатории обнаружили по номерам машину брата. Она стояла закрытой. После этого расследование пошло активнее – стали выяснять круг знакомых, компаньонов по бизнесу, опрашивать их. А вскоре нашли Сашу… Его обезглавленное тело было завёрнуто в целлофан и спальный мешок.

– Говорят, искать помогали даже экстрасенсы.

– Они работали совместно с милицией. Хотя кого мы только не привлекали к его поискам. Даже специалиста со служебной собакой, которая работает во время стихийных бедствий и умеет обнаруживать не только живых. Собака поначалу взяла след на том участке земли под Донузлавом, куда брат поехал с инвестором, но потом его потеряла. Перед этим прошли дожди. Я узнал брата по наколке на правом плече – эмблеме мотоклуба «Островитяне», которую он сделал буквально за неделю до гибели. Точнее, первый её контур. По правилам, наколка «набивается» дважды, с интервалом во времени. Саша, хоть и служил в ВДВ, не любил татуировки. А эта ему понравилась. О том, что такая эмблема появилась у него на плече, знали человек пять самых близких. Те, с которыми он ходил в баню. К слову, убийца однажды тоже с нами парился. Но тогда у Саши этой тату не было. Возможно, если бы преступник знал о ней, то постарался и от руки избавиться, как от улики, позволяющей опознать человека.

– А вы не заподозрили в причастности к убийству инвестора, с которым он уехал? 

– Меня что-то в нём настораживало. Хотя я особо не вникал в бизнес Сани: он был «голова», а я «руки». Мне давали проект, и я строил. Но этот Юрий Иванович, как потом выяснилось, на самом деле он Виктор Викторович Петров, года два был при Александре. Мы все знали, что он москвич, миллионер, который вкладывает средства в различные проекты. Спустя какое-то время я увидел, между ним и братом появились разногласия, как говорят, «непонятки». А где-то за пару месяцев до исчезновения Сани этот Юрий Иванович вообще перестал появляться в нашем офисе. После убийства брата украинская милиция искала его. Мы со своей стороны им помогали – давали деньги, следователи выезжали в Москву, пытались там его обнаружить. Бесполезно. Правоохранители рассказали, что этот человек был не один, существовала ОПГ, которая промышляла в России, но особенно на Украине. Юрий Иванович находил бизнесменов, с которыми договаривался об инвестировании их проектов, хотя ни одной его подписи ни на одном из документов так и не обнаружили. А потом с этими бизнесменами происходили всякие «неприятности». Брат Юрия Ивановича с подельником были «ликвидаторами». Нет человека – нет проблемы. А весь бизнес, естественно, переходил к Юрию Ивановичу. Он – богатый человек, имеет яхту, на которой, кстати, после убийства и ушёл в Грецию, гражданином которой тоже является, не только России.

– Тем не менее задержали его в Керчи уже после присоединения Крыма к Российской Федерации.

– Точнее, благодаря этому. Когда уголовным делом стал заниматься Следственный комитет РФ, следователь сразу нашёл этого Юрия Ивановича в Москве, но брать его там было нельзя. Он, как я уже говорил, человек небедный, мог «потеряться», спрятаться в Греции. А когда Юрий Иванович, он же Петров, прибыл в Крым, его в Керчи и задержали. В тот же день поздней ночью следователь вызвал меня на опознание. На фото я узнал Юрия Ивановича.

Как признался Дмитрий после заседания суда, на котором убийце был вынесен окончательный приговор – 14 лет тюрьмы, он боялся одного, что доказать вину преступника будет очень сложно.

– Но, видно, есть бог на свете, – говорит Пятничко-младший. – Адвокат убийцы ссылался на то, что Петров пожилой (63 года. – Ред.), больной человек, у него трое детей, двое из которых несовершеннолетние, даже предлагал вместо реального заключения посадить его… под домашний арест. К счастью, его «доводы» не произвели впечатления на судью. У Сани тоже остались трое детей. Убийцу это не остановило. По всему было видно, что он не рассчитывал на такой приговор. Когда судья огласил его, сидящий в «клетке» Петров расплакался.

Фото: kmv.gorodskoitelegraf.ru