А надо где-то жить…
А надо где-то жить…
29 ноября 2015 - 08:01
А надо где-то жить… 29 ноября 2015 - 08:01
Татьяна Шевченко

 

Жительницу Бахчисарая местные власти выгоняют на улицу с маленькой внучкой-сиротой 
Квартирный вопрос – один из вечных. Но в некоторых случаях чиновникам, пожалуй, нужно просто пойти навстречу людям, за которых они отвечают с момента вступления в должность. В нашей истории всё можно решить и по-человечески, и по закону – было бы желание власть, хоть и временно, предержащих.
Неужели власти Бахчисарая лишат бабушку с внучкой единственных 9 метров.

Совсем некуда идти 

Елена Малыгина приехала в Крым в далёких уже восьмидесятых годах, работала в Бахчисарае на хлебозаводе. Вышла замуж, родила двух сыновей, жила с мужем. Но как-то так не заладилось: муж с его братом после смерти родителей стали здорово употреблять спиртное. Брат жил в родительском доме, а Елена с мужем и двумя детьми – во времянке. Увы, нормальной семьи не получилось – обнаружив детей в комнате, где пьяный муж открыл газ, да забыл его зажечь, Елена с детьми от него ушла. И мужчину абсолютно не волновало, где скитается его жена с сыновьями.

Её поставили на квартирную очередь, и стоять ей там пришлось 27 лет, считайте, по сей день. Но когда положение стало невыносимым, женщина стала оббивать пороги горисполкома – мол, дайте хоть какое-то жилище, хоть временное. Была такая «фишка» в прежние времена: очереднику на квартиру предлагали найти в городе какое-нибудь заброшенное жильё, а уж там пусть берёт «под восстановление». Как Елена нашла совсем не графские развалины в Бахчисарае, на улице Речной – один Бог ведает. Правда, квартира № 2 в доме № 30 была частью небольшого домика на земле, размером чуть больше 9 метров, с печным отоплением и выгребной ямой. Но от добра добра не ищут, решила женщина.

Итак, в марте 2006 года Елене с сыновьями решением сессии Бахчисарайского исполкома предоставили это жилище, признав, что оно, «заброшенное и полуразрушенное», не имеет собственника. Там ей разрешили временную прописку и проживание сроком на один год, пока не определят собственника дома. Стоит ли говорить, что квартира доброго слова не стоила – за ней были огромные долги, которые пришлось погасить, а восстановление означало, по сути, новую стройку. Но что делать, если больше и приклонить голову негде?

Семье Елены тем же решением сессии продлевали временную прописку в этой квартире – сначала на год, потом на два и на три года. Был заключён и договор найма с жэком, причём бессрочный, платились коммунальные услуги. Правда, со статусом этого скромного жилья с весьма ограниченной жилплощадью все эти годы ничего не решалось: жилище было приватизировано ещё в 1993 году неким гражданином М., который спустя 5 лет перепрописался с этого адреса и через 4 года умер. То есть жильё осталось без хозяина и статуса. И никто все эти годы так и не определил его нынешнего собственника. Но виновата ли в этом Елена Малыгина?

Пожила, и хватит 

В этом году Елена вновь обратилась в администрацию города за продлением прописки в квартире на Речной – девять лет она там зарегистрирована… временно. Но на этот раз на два заявления она получила два отказа. Как она рассказала, глава администрации Владимир Верховод на словах объяснил ей, что квартира «вымороченная», её семью должны выселить на один год, после этого жильё поставят на баланс, а дальше – как получится.

К этому времени состав семьи Елены изменился, и она считает, что выселять их «в никуда» просто бесчеловечно и беззаконно. Теперь женщина живёт на этих девяти квадратах жилплощади с одним сыном и семилетней внучкой – наполовину сиротой. Когда девочка была ещё совсем маленькой (чуть больше двух лет), она потеряла маму – та погибла от удара током, поехав в гости к родственникам.

Куда идти пенсионерке с первоклашкой жить? А между тем уже из ФМС пришла адресная справка, где указано, что Елена Малыгина снята с регистрации ещё 6 ноября нынешнего года по окончанию договора найма от 10.04.2012 года. И всё тут. Как говорит Елена, её в тот момент «чуть инфаркт не хватил».

А ещё, на днях под калиткой, ведущей на улицу, она обнаружила предписание МУП «ЖЭК», которое гласит: «Вам необходимо освободить в течение 10 дней квартиру № 2 по улице Речная, 30, в связи с окончанием договора найма». В этом же документе женщине пригрозили и некими «санкциями в соответствии с действующим законодательством».

Женщина вспоминает, что ранее пыталась закрепить за собой жилище законодательно, это ей раньше рекомендовали и в исполкоме, даже юриста посоветовали, но почему-то частного (горсоветовский отказался).

А тот сразу потребовал 2000 долларов, да ещё по 200-300 в американской валюте за каждую справку, коих нужно собрать чуть ли не сотню. «Откуда у меня такие деньги?» – пожаловалась женщина. – «Если бы они были, я бы не такую развалюху нашла, а что-нибудь поприличнее».

«Не можем переступить…» 

Елене недавно с большим трудом удалось записаться на приём к главе администрации Владимиру Верховоду, но её отправили к заместителю, а тот привёл юриста горсовета. Юрист стал настойчиво пояснять – мол, а что вы хотите? Вам же сразу сказали, что жильё вам выделили временно. Оно, дескать, будет взято на баланс и выделено очереднику. Больше всего Елену обидели слова о том, что есть, кроме неё, и другие люди, и чиновники не могут через них переступить. «А через нас, получается, можно?» – плачет женщина. На вопрос, почему ей сейчас нельзя продлить регистрацию, ответ был безапелляционным: потому что нельзя!

«Я никуда не уйду из квартиры, нам совсем некуда идти, мы в неё столько вложили, а ни клочка земли у нас нет. Кому же понадобилось это жильё?» – говорит женщина, недоумевая.

Но, как оказалось, не всё в её истории так однозначно, как уверяют чиновники. Адвокат Андрей Гончаров комментирует так: «Через некоторое время у нанимателя, даже с временной регистрацией, при определённых условиях наступает возможное право собственности на занимаемую жилплощадь – этот вопрос стоит решать через суд. И я больше чем уверен, что суд примет сторону семьи, занимающей спорную квартиру уже девять лет. А вот для выселения тоже нужно решение суда – обычным предписанием тут не обойтись».

Где же завтра окажется Елена с внучкой-сиротой?