1,5 войны уже есть
1,5 войны уже есть
17 марта 2016 - 10:02
1,5 войны уже есть 17 марта 2016 - 10:02

 

Последние полгода внешнеполитический курс Анкары носит явно антироссийский характер, что дополняется резкими высказываниями лидеров Турции в отношении перехода Крыма под российскую юрисдикцию, который «Анкара никогда не признает». Насколько эта риторика отвечает реальным интересам и возможностям Турции влиять на данную ситуацию?  

Анализ турецкой внешней политики позволяет выделить три направления экспансии: панисламистскую, пантюркистскую и европейскую. В первых двух Анкара может выступать субъектом, в последнем – исключительно объектом.

Пантюркистская и панисламистская экспансия напрямую связана с необходимостью Анкары демонстрировать военную силу. В то же время турецкая «жёсткая сила» имеет ограниченные возможности, которые ёмко сформулировал турецкий военный аналитик и профессор Х. Кони: «Республика должна избегать одновременного участия в двух с половиной войнах, то есть с Грецией и Сирией и внутри государства с курдами соответственно».

Выбрав явным приоритетом Ближний и Средний Восток, Турецкая Республика пошла на принцип разделения сфер влияния на северном и северо-восточном направлениях. То есть в условиях экспансии США в Черноморский регион между Москвой и Анкарой в период с 2002 по 2012 год действовало негласное соглашение о разделе сфер влияния в Черноморском регионе, которое противодействовало экспансии Вашингтона. Турция считает Черноморский регион своим задним двором и не готова делить сферу влияния в нём с другой державой, кроме России. Этим можно пояснить «быстрые договорённости» двух элит по Крыму в 2014 году. Для Турции переход Крыма под юрисдикцию России – это существенно меньший ущерб, чем появление американских баз в бухтах Севастополя.  Это же относится к вопросу интеграции Украины и Грузии в НАТО. 

Таким образом, существуют следующие ограничители по крымской стратегии  Турции: турки не заинтересованы в усилении американского присутствия в Черноморском регионе, и они уже фактически ведут 1,5 войны. Однако ситуация может измениться, если в результате военного переворота или выборов к власти в Турции  придёт кемалистская националистическая элита, которая поставит своей целью реализацию пантюркистского проекта.

Александр Ирхин, доктор политических наук,
заведующий кафедрой Севастопольского государственного университета.